А знаете ли Вы?
Флаг Аляски создал 13-летний мальчик.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Mad Max

<<< ВступлениеСодержание2 >>>


1


- И как же вы спаслись из той смертельной ловушки? – спросил старший сержант морской пехоты Муллиган.

- Одним могучим прыжком, сэр… - начал я, но сержанту не понравился мой тон.

- Хватит нести чушь, капрал Таггарт, - пробурчал он. – Вы, ребята, явно что-то скрываете. Даже не пытайтесь мне втереть, что вся эта толпа уродских чудовищ загнала вас в угол на вершине сорокаэтажного здания в центре Лос-Анджелеса, а потом вы просто взяли и ушли оттуда.

Его «вы, ребята» означало то, что нам не нужно звать его «сэр». Не здесь и не сейчас.

- Но все было именно так, - сказал я, улыбаясь от уха до уха. – Мы просто взяли и ушли!

- Давай расскажем ему правду, - промурлыкала Арлин сонным голосом. Она как кошка растянулась в шезлонге, ее грудь, казалось, указывала куда-то в горизонт. Купальник она оставила в отеле. Смотрелось эффектно, с какого ракурса ни загляни.

Последние несколько дней нам казалось, что жизнь вернулась в свое привычное русло. Гавайи были отличным прибежищем для человечества. В хорошие дни небо было чистым. Синева, синева повсюду, и ни одного зеленого следа от миллиардов пришельцев. Солнце было именно таким, каким и должно быть – желтым, круглым, не охваченным россыпью темных пятен. По крайней мере не сегодня. Нанеся лосьон для загара на все, что только можно, мы подставили тела солнечным лучам.

Радар работал. Гидролокатор работал. Новое оборудование для обнаружения вражеской активности тоже работало. Все известные человечеству приборы для обнаружения работали на море и в небе. Мы чувствовали себя почти в безопасности и не собирались растрачивать впустую этот замечательный день.

Старший сержант был славным малым. На гражданке он предпочитал, чтобы его звали Джордж, хотя против прозвища не возражал.

На гавайской базе работало несколько ученых и врачей. Никогда не забуду реакцию Арлин, когда они сказали, что Альберт идет на поправку, несмотря на то, что все его лицо было обожжено кислотной слизью демонов. Ему очень повезло, что он не ослеп. Я видел искреннее облегчение на лице Арлин, когда она услышала эту новость. Я и сам был чертовски рад, что наш приятель–мормон выжил. В чудовищной гонке от Солт Лейк Сити до Лос-Анджелеса Альберт доказал, что он настоящий пехотинец. Более того – он доказал, что может быть настоящим другом.

Врачи уверили нас, что могут воскресить Кена в любой момент. Не сказать, что жизнь совсем покинула его, но у парня были большие шансы стать кибермумией и служить военачальникам пришельцев, превративших Землю в один большой склеп. Он уже помог нам, держа связь через компьютер нашей спутницы, гениальной девочки-подростка Джилл, который она собрала за рекордное время. Арлин и я задействовали все виды тяжелой артиллерии против дьявольских захватчиков, сначала на Фобосе, потом на Деймосе, а теперь и на родной матушке–Земле. Джилл дала нам понять, что хорошие хакеры бесценны в войне против чудовищ.

Вот почему по приземлении в Оаху мы были настолько счастливы обнаружить не только полностью рабочее военное оборудование, но и лучших ученых. Арлин и я были воинами. Наша задача состояла в том, чтобы выбивать для человечества самый ценный ресурс - время. Для победы нужно было куда больше, чем просто мускулы и мужество. Победа требовала всей интеллектуальной силы, которая только осталась на этой грязной планетке. Мы должны были вдоль и поперек изучить созданий, несших погибель человеческому роду. И после этого мы отплатим им. В десятикратном объеме.

Арлин и я чувствовали себя комфортно рядом с людьми в белых халатах. Они сказали, что нам стоит поплавать. С того момента, как я последний раз погружался во что-то столь же приятное, как холодная соленая вода, прошло так много времени, что в их советах я не нуждался. Это был не бассейн с зеленой или красной мутью – вот все, что мне нужно знать. Ваш покорный находил Тихий Океан замечательным, особенно сегодня, пока мы наслаждались свежим соленым бризом, без зловония тухлых лимонов, которое источали зомби.

Джилл решила провести день за работой вместо того, чтобы присоединиться к нам. Один из лучших ученых взял ее под свое крыло. Альберт ушел в город. Естественно, «город» был такой же тщательно укрепленной военной зоной, как и «отель» (в жизни не приходилось жить в бараках лучше этих). После того, что все мы прошли, это место казалось раем на земле. Другие острова тоже находились под защитой, но отдых на них не был таким же удовольствием, какое мы получали здесь.

Потягивая пиво, я размышлял о том, какое же все-таки чудо чувствовать себя в достаточной безопасности для того, чтобы выпить. За месяц непрекращающегося ада - сначала в космосе, а потом и на Земле - я не рисковал расслабляться ни на секунду, жил на одних стимуляторах. Земля все еще может рассчитывать на капрала Флинна Таггарта из роты Фокс, пятнадцатого легковооруженного полка морской пехоты США, личный номер 888-23-9912. Готов встать на защиту в любой момент.

Окинув взглядом Арлин, я не без удовольствия отметил, что она полным ходом идет на поправку. Мы были только лучшими друзьями, не любовниками, но я отнюдь не был слепым. Пылающие комки слизи демонов не выжгли мою способность замечать, что у Арлин очень сексуальное тело, по крайней мере в моем понимании этого слова. Стройность и мускулы сочетались в ней в идеальных пропорциях.

Арлин обратила взор в мою сторону. Иногда она просто читала мои мысли и мне кажется, в такие моменты мы мыслили в схожих направлениях. Мы поправили не только свое телесное здоровье, но и душевное. Когда мы впервые прибыли на остров, Арлин наконец признала себя в относительной безопасности. Девушка пыталась уснуть, но пережитые ужасы никак не хотели оставлять ее, позволяя окунуться в объятия Морфея только после солидной дозы снотворного. И даже в таком состоянии она вскакивала каждые полчаса, такая же измученная, как и до прибытия.

Я тоже чувствовал себя не лучшим образом, но слишком волновался за Арлин, чтобы обращать внимание на собственные раны. Она признавалась, что никогда не чувствовала себя такой опустошенной. Она не могла перестать беспокоиться за Альберта. Я ободрял ее теми же словами, которыми она ободряла меня в особенно трудные минуты. Говорил, что пришел наш черед занять баррикады, что мы должны продолжать свой путь, преодолевая страх, усталость и отчаяние. Затем хорошенько потряс за плечи и велел выкинуть все это из головы. Потому что мы, черт возьми, на Гавайях.

Старший сержант Муллиган оказал нам неоценимую помощь в этот период. Казалось, мы знали его целую вечность, хотя никто из нас не был знаком с ним раньше. Если встретите такого человека на службе, можете считать себя настоящим везунчиком. Он один стоит того, чтобы продолжать терпеть всех остальных типов вроде лейтенанта Вимса.

Конечно же, над друзьями стоит подтрунивать. Старший сержант имел полное право знать, как мы совершили наш «невозможный» побег со старой башни Диснея. Просто на его несчастье Арлин Сандерс и Флин Таггарт затеяли перед ним игру «кто расскажет первым».

- Все верно, - сказал Муллиган почти про себя, поерзав в шезлонге, как будто собирался встать. Он был крупного телосложения, на грани между нормальным и избыточным весом, хотя это его совсем не волновало. Уже очень давно никто не беспокоился о том, чтобы соблюдать военный устав до мелочей. Если вы можете сражаться и выполнять приказы, будьте уверены: ад найдет занятие и вам в рядах человеческой армии. Муллиган поджал ноги, положил руки на свои могучие бедра и выставил нам ультиматум.

- Предлагаю сделку, - сказал он. – Сейчас я иду к отелю и возвращаюсь оттуда с шестью бутылками ледяного пива. Я отдам их в ваше распоряжение, если вы порадуете меня рассказом. Но если вы хотите увидеть расстроенного морпеха, можете не говорить, как вы выбрались из сорокаэтажного здания с толпой демонов, которые уже чуяли запах вашей крови. Можете не говорить, как вы выбрались из комнаты, единственным выходом из которой было окошко, а прыжок оттуда означал верную смерть.

- Нам все предельно ясно, - ответила Арлин. Она любила демонстрировать свою выучку. Для меня же было абсолютно неважно, что она вообще где-то когда-то училась. У нее было много раздражающих черт характера, с которыми мне приходилось мириться.

– Еще бы вам было не ясно.

– Мы рассмотрим ваше предложение, – девушка явно перегибала палку.

- Вот же дерьмо! – выругался Муллиган, поднимаясь с шезлонга и шатающейся походкой шествуя по пляжу.

- Раз, два, три, четыре, - сказал я.

- Наша любовь к морпехам все шире, - бросил он в нашу сторону, не отрывая взгляда от своего – и может быть нашего – пива.

- Думаю, лучше все-таки рассказать ему, - предположил я.

- Он хочет узнать, кто из нас в большей степени герой, - ответила Арлин. – И потом взять у героя автограф.

Она не уточнила, «его» или «ее» автограф.

- Вынужден согласиться, - ответил я. Господи, как же было здорово сидеть под солнцем, наблюдать за спокойными волнами, прибивающимися к берегу, за изредка пролетающими чайками… и подогревать интерес нашего нового милого друга.

Неожиданно идиллия была прервана, хотя причиной тому стали не демоны. Это большая честь, когда самый высокопоставленный офицер на Гавайях – а может быть и самый высокопоставленный офицер среди всех, кого мы знали на Земле – свободно разговаривал с нами вне службы. Он не был нашим непосредственным начальником, поэтому мы чувствовали себя довольно уверенно в беседе с ним. По тому, как покраснела Арлин, я понял, что она скорее одела бы топик поверх бикини, чем предположила, что встретится с главнокомандующим нового Перл-Харбора, вице-адмиралом Киммелом.

- Что вы двое тут устроили? – спросил адмирал Киммел. Мы не ожидали его появления, он пришел с той стороны, с которой солнце светило нам прямо в глаза.

- Сэр! – одновременно выкрикнули мы и вскочили с шезлонгов.

- Отставить, морпехи, - с улыбкой произнес адмирал, словно ожидал от нас именно такой реакции.

- Мы не были готовы к вашему внезапному нападению, - вышла из положения Арлин. Киммел засмеялся.

Адмирал не торопился уходить. Он снял свою белую соломенную шляпу и принялся обмахиваться ей, спасаясь от изнуряющей жары. На его тонких ногах не было ни следа загара, но они были выкрашены во все цвета радуги благодаря шортам-бермудам и самой пестрой рубашке на Гавайях. Вне службы Киммел одевался так, чтобы дать понять другим, что он на отдыхе.

- Я рад, что кто-то из вашего поколения знает историю своей страны, - высказал адмирал комплимент Арлин. – По странному совпадению меня зовут так же, как и адмирала, который был здесь, когда японцы бомбили Перл-Харбор. Какая часть истории будет навсегда забыта в этой войне, даже если человечество сумеет выжить? Охраняйте свои знания. В будущем книги по истории могут быть заново написаны вами.

- Когда мы вернемся в бой, - вздохнула Арлин, - у нас вряд ли будет время писать что-то кроме рапортов.

- Подписываюсь под этими великими словами, - вставил я. В голове промелькнула мысль, что я могу знать про адмирала что-то, что будет новостью для Арлин, признанного эксперта в научно-фантастических фильмах и книгах. Будет мило озадачить ее прямо здесь и сейчас, сообщив что-нибудь важное.

Но до того, как я успел вставить хоть слово, Арлин улыбнулась и произнесла:

- Флай, ты читал книгу адмирала Киммела? Он требует пересмотра событий Перл-Харбора.

Черт возьми! Она снова меня уделала, поступив точно так же, как собирался поступить я. Окончательно поверив в телепатические способности Арлин, я решил во всех будущих сражениях позволять ей идти первой. Особенно если неподалеку будет разгуливать паровой демон.

Адмирал усмехнулся.

- Если бы не дружба с бывшим президентом США, я никогда не закончил бы эту книгу, - поведал он нам, вспоминая довоенные времена. Президент погиб в тот день, когда был захвачен Вашингтон.

- Именно он изменил мое мнение относительно событий Перл-Харбора, - продолжал адмирал. – А не моя жена-японка, как многие могут подумать. Я полагаю, у нас достаточно улик, доказывающих, что большие шишки в правительстве не предоставили исключительно важную информацию командующим офицерам в Перл-Харборе перед началом атаки японцев в декабре сорок первого. Однако в этой войне нам едва ли стоит беспокоиться о такой ерунде.

Я кивнул, добавив:

- Вашингтон больше не существует.

В процессе нашей беседы я заметил, что Арлин несколько сбросила первоначальное напряжение. Мы обсуждали нашу военную службу в те дни, когда монстры еще не заявились на Землю. Я был рад, что человек, отвечающий за остров, был командиром подразделения на военном корабле, а до этого – капитаном, который участвовал в войне в Заливе. Когда мир перевернулся, он шествовал по берегу как командир.

- Добрый знак, - сказал Киммел, указывая на море. По линии горизонта проплывало облако. Маленькое белое облачко.

В профиль силуэт адмирала напоминал бюст Юлия Цезаря. Плотно сжав губы, он произнес:

- Им не победить нас. Этим островам словно дали второй шанс на спасение. Никаких больше внезапных нападений. Позволим им подобраться к нам, будь их тысячи или даже миллионы, а потом дадим понять, что мы можем быть монстрами еще ужаснее, чем они сами. Это наш мир и мы не собираемся сдаваться. Где-нибудь и когда-нибудь, но мы непременно дадим им бой.

Он хотел добавить что-то еще, но не нашел подходящих слов и поэтому молча открывал и закрывал рот, как автомат с зажатым курком и пустым магазином. Мы оба ощущали решительность, которой буквально светился этот пожилой, но сильный мужчина.

Арлин положила руку ему на плечо. Она помогла ему восстановить самообладание. Жест был не уставным, но кого это волновало?

Годами люди спрашивали меня, почему такой ярый индивидуалист как я выбрал военную службу. Некоторые понимали, что я хочу прожить эту жизнь с честью, особенно после жизни с отцом, который даже близко не понимал смысл этого слова. Они представляли военную службу как постоянный риск ради близких людей. Это был индивидуализм, который вводил их в заблуждение. На самом же деле я стал морпехом потому, что верил в свободу. В давнюю американскую мечту, которая помогла нам преодолеть страхи, обуревавшие другие страны. Каждый свободный день я находил время для того, чтобы вслух почитать Декларацию Независимости.

Я любил свою страну настолько, что готов был бороться за нее. Теперь мы столкнулись с врагом, который угрожал всему и всем на планете. Военная система, засунувшая голову в собственную бюрократическую задницу, была разгромлена. Перед нами стоял выбор: приспособиться или умереть. Пришло время для морпехов.



<<< ВступлениеСодержание2 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *