А знаете ли Вы?
Средняя человеческая голова весит 3,6 кг.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Metro: Last Light Redux

<<< 17Содержание19 >>>


18


Флай был прав. Снова на Фобос летим мы, где все зомби когда-то были людьми. В этот раз мы не встретили никаких зомби, и это определенно меня радовало. Мне вспомнился Додд. Очень больно терять любимого человека, даже если не видишь, как он превратился в шаркающую ногами пародию на самого себя. В своих кошмарах я до сих пор слышала, как он зовет меня:

- Стань одной из нас, Арлин.

Мне говорят, что я не смогу вернуться домой. Зато всегда могу возвратиться в ад, если моя кукушка слетит настолько, что я по своей воле захочу взять билет в один конец до Фобоса.

Когда пришло время доставить груз в места, занятые дьяволами, команда Бовы проявила себя во всей красе. Фобос слишком мал, настоящая пытка для пилота. Деймос был больше, пока летал вокруг Марса. На его поверхности лежала огромная глыба, скрытая земляными выступами, которая могла похоронить корабль, если неправильно рассчитать угол приземления. Фобос был куда более круглым и гладким, чем мы, земляне, могли ожидать.

- Как они вообще могли назвать луной камешек двадцати километров в обхвате? – возмущалась Тэйлор, умело маневрируя на подлете к Фобосу. До спутника оставалось совсем немного, и мы синхронизировали траектории с маленькой заплаткой на фоне черного неба, которая скрывала от нас звезды. Я считал везением, что капитан позволила мне пройти в переднюю часть корабля и наблюдать за нашим приземлением. Наши новые приятели шутили, что мы с Флаем наконец возвращаемся домой. Я спокойно реагировала на их насмешки – так для нас с Альбертом было проще получить приглашение сюда. Он был счастлив как ребенок, пока мы стояли в трюме и наблюдали то же, что и шкипер.

Не было нужды пристегиваться, ведь гравитация на Фобосе почти нулевая. Действие зон искусственной гравитации, смастеренных инопланетными инженерами, строго ограничено и не имело никакого эффекта на большей части этого милого космического камушка. Особенно это радовало капитана Тэйлор, которая выполняла одну за другой фигуры высшего пилотажа.

Если бы здесь до сих пор хозяйничала Объединенная Аэрокосмическая Корпорация, работа капитана была бы намного проще. Парни с поверхности отправили бы за нами шаттл, и нам даже не пришлось бы приземляться. Сейчас в наших же интересах было не попадаться на глаза никому с поверхности. На этой стороне Фобоса не мерцали огоньки и не было заметно какой-либо активности – хороший знак. Я надеялась, что даже если спутник не заброшен полностью, то мы попадем в тот временной интервал, когда большая часть плохих парней будет за его пределами. Интересно, как называется ядро, скелет у команды скелетов? Мне стало смешно.

Большой Четверке не нужно внимание к собственным персонам. Мы собирались прыгать вниз. Ну прямо как настоящие десантники! А еще можно одеть ракетные мини-ранцы и попробовать летать с их помощью. Мы даже можем выжить, если бог войны не расплющит наши головы о ближайшую скалу[1].

Капитан Тэйлор впервые была вспыльчива, разговаривая с морпехами.

- Сейчас не то время, когда вы имеете право угробить себя по глупости! Вся наша затея теряет смысл, если вы погибнете, не пройдя во Врата. Мы все осознаем важность нашей миссии. Думаете, мы захватили с собой столько ценностей из ОАК только ради вас? Сейчас уже непросто найти хоть что-то из ОАК, но для нас важно любое преимущество. И помните, что мы будем здесь до тех пор, пока вы не вернетесь. Если на самом Фобосе слишком опасно, мы остановимся где-нибудь неподалеку. Когда любой из вас вернется с задания, кто-нибудь из нас его встретит, если к тому моменту среди нас еще будут выжившие. И как бы там ни было, в этот раз мы приземлимся настолько спокойно и безопасно, насколько в моих силах обеспечить. Так что ни слова больше о прыжках с парашютом.

Она задвинула настолько мощную речь, что я потеряла всякий интерес к наблюдению за работой шкипера, предоставив это Альберту. От момента выхода на орбиту до момента касания земли прошел целый час. Посадка действительно получилась самой мягкой из всех, которые приходили мне на ум. Я не ощущала страха, хотя даже само название «Фобос» переводится как «страх».

Идальго любезно принял командование. Мое мнение о нем становилось все лучше. Не знаю, что именно в нем поменялось. Он приказал нам держать свое снаряжение в хорошем состоянии за пределами Бовы, но мы и не беспокоились об этом. К тому же, он тщательно проверил все сам, насколько это было возможно почти в полной темноте. В нашей неофициальной иерархии он занял место командира огневой поддержки. Проблема в том, что на этом месте должен быть человек с лучшими в команде боевыми навыками. Среди нас список таких людей сокращался до двух персон: меня и Флая. Далее шел Альберт, потому что он был с нами в бою. Валялся с нами в одной грязи, если хотите. Назначение Идальго нашим командиром было испытанием для него самого: полковник Хукер хотел знать, будет ли он ценным членом нашего отряда или останется лишним грузом. А я любила путешествовать налегке.

Фобос – последнее место, где какой-то всезнайка должен учиться командовать. Мы с Флаем узнавали все первыми прямо на поле боя, но большую часть времени мы все равно действовали наугад. Идальго задавал правильные вопросы и внимательно слушал. Мы не проходили тренировки вместе, где могли работать как одна идеальная машина смерти, но мы все равно сработались втроем. Идальго мог стать мозгом нашей команды, с его-то интеллектом.

Мы с Флаем прорабатывали маршрут. Идальго определил наш строй. Впереди шел Альберт, за ним Флай, следом он сам, и я замыкала колонну. Мне нравилось: получается, мы с моим любимым защищали то, что было между нами.

Альберт был хорошим стрелком, и у него в руках красовался новенький Сиг-Кау. Ему было удобно в своем скафандре, не то что нам. Мы волновались, что для него вообще не найдется подходящего размера, но для таких оплошностей задание было слишком хорошо спланировано. Разумеется, скафандр Альберта лежал на дне кучи.

Когда я смотрела на него со спины, мне казалось, что он стал больше, как только ступил на Марс. Далекое Солнце недостаточно освещало поверхность планеты, но Бова могла подсвечивать нам путь, пока мы искали нужный завод. Марс казался мне скорее оранжевым, чем красным – по крайней мере в свете фонарей корабля. Уверена, что Альберту понравился бы Марс, будь он цвета пирога из убитых тыкв.

Было странно возвращаться в ад по собственной воле. Мы снова вошли в зону гравитации, пусть и в два раза меньшей, чем на Земле. Горел свет. Сердце мое ушло в пятки, но вовсе не от того, что спустя такое время я снова могла чувствовать массу своего тела. Раз зоны гравитации до сих пор работают, значит, где-то неподалеку разгуливают монстры. В принципе, могло быть и не так - зоны гравитации работали задолго до прибытия монстров, и возможно, они просто не отключаются. Можете назвать это женской интуицией, но я подумала, что красные вонючки разворотили бы все, что им не нужно.

В следующее мгновение я поняла, что была права на сто процентов. Ненавижу, когда так происходит. Я раньше всех заметила летящий череп на четыре часа. Слава Богу, наши устройства связи работали исправно. Мы обсуждали возможность для пущей безопасности не выходить в радиоэфир и говорить, прижав свой шлем к шлему собеседника. К счастью, эту идею отбросили. В ситуациях, подобных этой, остальные услышат твой крик только если работает радио.

- Берегись!

Альберт нашпиговал ублюдка свинцом прежде, чем тот успел перекусить его скафандр. У нас не было времени проверять, как здесь обстоят дела с воздухом. Пули тридцатого калибра сделали свое дело, и череп отлетел к ближайшей лестнице, ведущей куда-то вниз.

Я ничуть не удивилась, когда секундой позже Флай произнес:

- Тест положительный. Мы можем дышать здешним воздухом.

- Снять шлемы, - приказал Идальго. Отстегнувшись, шлемы повисли за спиной. У нас не было необходимости постоянно носить их в руках, так что можно и дальше без особого труда накручивать свои счетчики убийств. Ну или счетчики раскуроченных голов, как повезет.

- Если ничего не поменялось, – брякнула я, набрав в грудь местного воздуха, - на пути к Воротам можно ожидать яростное сопротивление.

- Без паники, капрал Сандерс, - приказал Идальго.

- Так точно, капитан.

Он вел себя так, будто знал что делает.

- Мы их всех одолеем. Именно для этого у нас в руках самые современные хлопушки.

Еще одна попытка пошутить. Это началось с тех пор, как он подружился с лейтенантом Райли. Я не знала точно, сколько еще продлится такое его состояние, но мне оно нравилось.

Идальго раздал приказы, мы их исполнили. Разумеется, приказы были основаны на нашем знании точного местоположения нужных Врат.

В следующие пятнадцать минут мы не встретили никакого сопротивления. Нам на пути попался работающий лифт, который починили запчастями от парового демона. Мне не хотелось на нем ехать, но Идальго уже принял решение. На полпути вниз через дыру в стене шахты я заметила, что лестница, по которой мы должны были спускаться, больше напоминает спутанные спагетти.

По приезду нас уже ждал почетный караул. Если череп контактировал с ними до того, как мы его прикончили, караул мог доставить нам проблем. Поначалу мне казалось, что я увидела сразу всех. В этот раз я ошиблась.

По центру комнаты лежал здоровенный паук, только без головы. На верхушке раскуроченного купола, за которым раньше скрывался мозг и злющие глаза, шуровали две колючки. Они чуть ли не хохотали от радости, и я поняла, почему Флай называет их бесами.

Они пировали. Когда один из импов оторвал взгляд от своей трапезы, я увидела серые и красные разводы на его коричневой морде. Кровь капала с его клыков, стекая вниз по телу.

Я благодарила капитана Идальго за приказ снять шлемы. Меня вырвало прямо там, на пол. Подобного я сама от себя не ожидала. С чего бы моему животу так реагировать на зрелище импов, пожирающих паука? Я видела, как с людьми творили что похуже, и тогда мой обед оставался при мне.

Полагаю, я достигла верхнего предела чувства отвращения. Выше просто быть не может. Мы с импом заметили друг друга в один момент. Он на автомате зажег один из своих огненных шаров, но забыл, что в его лапе до сих пор лежит кусок паучьего мяса. Огонь занялся кровью, и имп сгорел от собственного пламени.

К тому времени до второго импа наконец дошло, что происходит. Он был умнее своего собрата и сделал то, что я никак от него не ожидала. Пулемет паука развернулся в нашем направлении, и нас облило дождем тридцатимиллиметрового калибра.

Если бы стрелял сам паук, у нас были бы серьезные проблемы. Но с нами был один из подарков капитана Тэйлор. В тот момент, когда я побежала в одну сторону, Флай метнулся в другую. Идальго и Альберт тоже как могли спасали свои жизни. Гвоздь представления в это время уже был в руках у Флая.

Никогда не думала, что еще хоть раз увижу BFG 9000, самый яркий бриллиант из оружейной коллекции ОАК. Три выстрела полностью выводили из строя паука. Одного заряда было более чем достаточно для импа, который имел огромное огневое преимущество, но не смог им грамотно воспользоваться.

- Слава Богу! – крикнул Альберт.

- И нашим пушкам, - добавил Флай, с потным лицом и улыбкой от уха до уха.

- Даже круче, чем бензопила, - таково было мое мнение.

- Перегруппироваться, - приказал Идальго.

– Обидно терять такое оружие, когда мы пройдем через Врата, - выразил надежду Альберт. - Может, мы можем оставить его на этой стороне и прихватить, когда будем возвращаться?

- Подобный риск недопустим. Это место и так полно хищников. Не хватало еще, чтобы пушка попала к ним в лапы.

Никто из нас не произнес вслух то, что крутилось у всех на языке: ЕСЛИ будем возвращаться.

По плану, который мы согласовали на Бове, отсутствие новостей от нас само по себе было плохой новостью. К этому моменту на борту поняли, что мы на Фобосе не одни. Нам следует соблюдать радиомолчание.

Флай проанализировал ситуацию. У него это всегда хорошо получалось.

- Когда мы были здесь в прошлый раз, это место кишело монстрами. Сейчас тут пусто и безжизненно, но я понятия не имею, как долго это будет продолжаться. Может, завтра тут снова будут целые армии.

- Капитан Тэйлор и лейтенант Райли в курсе всех рисков, - сказал капитан, и это было немного странно. По мне, так основным приоритетом сейчас была ударная группа.

- Стало быть, удача нас любит, - произнес Альберт, слишком пафосно, на мой взгляд. Проблема в том, что когда я в кого-то влюбляюсь, то становлюсь слишком критичной. Думаю, у Флая схожие трудности.

Идальго дал нам знак, и мы двинулись дальше. Я была удивлена, что до сих пор не пустила в действие свою плазменную винтовку, но хотеть этого определенно неправильно. Я достаточно суеверна для того, чтобы верить, что все мы получаем точно то, чего хотим.

Возможность пострелять представилась с появлением на горизонте доселе невиданного монстра. Ненавижу встречать новую их разновидность. Этого я сначала приняла за тыкву. Они во многом были схожи: большая круглая парящая в воздухе башка с единственным глазом и ужасным запахом из пасти. Но когда он вылетел на свет, обнаружилось несколько отличий. Мы должно быть обленились. У нас в руках были суперсовременные пушки, а противник был слаб и немощен. Когда мы увидели круглое нечто, выплывающее из-за угла, нам показалось, что тут не возникнет никаких трудностей. Еще одна вшивая тыква. Кто вообще примет ее всерьез? Кому доставит удовольствие с ней разобраться? Идальго тоже расслабился. Он не был на Фобосе, когда дерьмо лилось на нас нескончаемым потоком. Как бы там ни было, он вовремя выхватил Сиг-Кау. Несколько выстрелов попали в цель, он успешно привлек внимание этого существа. Оно выпалило в ответ. Я ожидала огненных шаров, как и обычно, но на этот раз ему удалось меня удивить. Прямо из его глотки на нас вылетела группа горящих черепов, таких же мерзких, как тот, которого Альберт застрелил немного раньше.

И сейчас они заполняли весь коридор.





1 Спутник Фобос назван в честь древнегреческого бога Фобоса, спутника бога войны Ареса.




<<< 17Содержание19 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *