А знаете ли Вы?
Порой перед отлетом на зиму аисты забивают слабых птиц, чтобы те не тормозили их в пути.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Alien: Isolation

<<< 20Содержание22 >>>


21


Я никогда не мог объяснить Арлин, почему так непоколебимо верю в Бога. Она живет в мире науки и логики, а все необъяснимое ее беспокоит. Для нее это проблемы, которые надо решать. И она заранее настаивает на определенных типах ответов. Ее упрямство только распаляет мою любовь.

Я не дурак. Я прекрасно понимаю, что ангелы не имеют никакого отношения к постройке, которая на миг свела меня с ума. Но лежа на спине и наблюдая за медленным полетом похожего на воздушную паутинку существа с сияющими бриллиантами глаз, я чувствовал спокойствие. Вокруг него порхали похожие на бабочек существа, которых, как и меня, привлекали его глаза. Существо ловило бабочек и съедало их.

Летающий пришелец не было похож на какое-то земное животное. Он – гений своего вида. Он не обращает на меня внимания. Если бы несчастный доктор Экерман был жив и отправился через Врата с нами, он был бы вне себя от радости. На базе пришельцев собралось внушительное число гениев. Здесь было что-то вроде галактической организации «Менса»[1].

Я не знал, куда мы попали, но не переставал об этом спрашивать. Правда, большинство воздушных существ нас полностью игнорировали. Вот уж чего я действительно не ожидал – пришельцы, которым будет скучно с нами. Чувство было взаимно – мне тоже скучно среди них. Если так будет продолжаться, я растеряю все желание стрелять. Неважно, как это отразится на моей карьере морпеха. Мы, мормоны, верим в бога войны, в ангелов войны и в воинов, но на всей этой базе нет ни одного самого завалящего огненного меча! Ну и какое мужское занятие здесь можно найти?

У меня идея. Я заведу дружбу с кем-нибудь из местных. В этом городке должен быть кто-нибудь, кто расскажет новичку, как здесь можно хорошо провести время.

 

- Здорово снова ощущать свое тело, - сказала Арлин за стаканчиком H2O и порцией маленьких глазных яблок. На самом деле это не глазные яблоки, но в любом случае они были очень красные.

- Неплохо, - согласился я. – Похоже, я потерял пару лишних килограмм.

- Флай, в тебе нет лишних килограмм.

Я покачал головой.

- Захватил их с собой с отдыха на Гавайях.

- Не заметила такого, - сказала моя боевая подруга самым дружелюбным голосом, на который была способна. – Знаешь, Флай, я себя и сейчас чувствую как на отдыхе.

Я понимал, о чем она. Сложно было поверить, что мы находимся на базе пришельцев Бог знает где. Мы сидели за столом, который парил в воздухе между нами. Сила тяжести действовала на нас, но столу было на нее наплевать. Я никогда не сидел в таком удобном кресле. Оно меняло свою форму, приспосабливаясь под мое тело. Мы уже приняли наши пилюли и сейчас наслаждались лучшим ужином, который только может попробовать человек.

- Капитан Идальго вот не на отдыхе, - заметил я. С ним случились какие-то трудности. Странная сущность, которую мы называли медботом, рассказала нам, что тело Идальго сейчас не в гармонии с мозгом, но вскоре эта гармония наладится. Каждый раз когда мы спрашивали, сколько времени потребуется капитану, чтобы снова встать на ноги, робот вроде как подмигивал нам и проецировал какие-то уравнения прямо в воздухе. Честно говоря, я не был до конца уверен, что это машина, но Арлин настаивала.

Она понимала кое-что, до чего мне было как пешком до луны. Она сказала, что в квантовой физике нет такого понятия, как абсолютное время. Есть только время относительное, которое зависит от места наблюдения и скорости наблюдателя.

Я так и не понял, через какое время Идальго присоединится к нам. И я не мог никого спросить, когда Альберт выйдет из своего странного состояния.

Арлин снова будто прочитала мои мысли. Может, она и правда может читать их здесь.

- Альберт тоже не на отдыхе.

- С ним хоть все в порядке.

- Физически да, но я никогда раньше не видела его таким странным.

- Он сказал, что медитирует.

Арлин покачала головой.

- Он сказал, что пытается наладить контакт с местными.

- Возможно, для здешних существ это одно и то же. Мы можем всю жизнь пытаться их понять, и безуспешно.

Я вспомнил, как ко мне возвращалось материальное тело. Когда у меня снова появились глаза, я увидел очертания голых Арлин, Альберта и Идальго. Мы были не одни. С нами рядом плыли пришельцы, но меня это ничуть не волновало. Мне было все равно, есть у них оружие или они попытаются прикончить нас каким-то другим способом. Мое видение изменилось, чего не было раньше при путешествии сквозь Врата. Я смотрел на оголенные тела моих приятелей совершенно с другой стороны. Причиной таких изменений было скорее то, куда мы прибыли, чем то, КАК мы сюда прибыли.

Я не чувствовал влечения к Арлин. О двух других телах мне не хотелось выносить никаких суждений. Я не чувствовал какой-то соревновательный дух или неловкость, как в общей раздевалке, но что-то во мне поменялось. Человеческое тело представляло интерес для меня, будто я видел его впервые. С похожим интересом я поначалу относился к пришельцам, но потом они стали такой же обыденностью, как и двуногие животные, которых зовут людьми.

Самым странным среди нас был медбот – единственный из приемной комиссии, кого мы встретили. Он был похож на живую вешалку в парикмахерской. Когда что-то случилось с Идальго, никто не бросился ему на помощь. Мы все еще были в этом странном расположении духа, которое я могу описать только как «объективность». В тот момент ударной команды морпехов не существовало.

Медбот подобрал распростертого на земле Идальго, но ни слова не сказал нам о его состоянии. Странно, что никто из нас и не спросил. Если бы в комнату заползли пауки, мы бы не открыли по ним огонь. В любом случае, стрелять было не из чего.

Мало-помалу мы снова пришли в себя. Мы словно осматривали комнаты дома, который покинули давным-давно в детстве. Только этим домом было собственное тело. По мере того, как мы снова привыкали к самим себе, настоящие пришельцы выглядели все более странными.

У Арлин хватило мужества сделать первый шаг. Плохо, что она не имела привычки доводить все до конца.

- Я всегда говорил тебе, Арлин, что ты самый смелый человек из всех, кого я знаю. Пока я пялился на свой пупок, ты уже смогла завязать разговор с… другими.

- Ну, ты никогда не отличался способностью заводить быстрые знакомства, - ответила она и добавила, увидев выражение моего лица:

- Флай, в тебе слишком много морпеха, чтобы ты нашел работу в какой-нибудь другой области.

Все, вот мы и вернулись в норму. Не похоже, что мы были в каком-то галактическом мотеле, который здешние называли базой. А может, нечего нам и жаловаться? В конце концов, мы были живы. Медбот встретил нас и ответил на большую часть наших вопросов о медицинской стороне путешествия. На некоторые вопросы он ответить не мог, вроде того, где, что, кто и почему. Такие ответы были не в его компетенции. Но я нашел кое-кого, кто рассказал нам, где мы.

Медбот уклончиво ответил только на один вопрос – когда Арлин спросила его, откуда он в таком совершенстве знает английский.

- Английский в этом модуле не совершенен, - несколько нервно ответил он.

Когда Арлин спросила его прямо, откуда он вообще научился говорить по-английски, медбот ответил:

- Секрет фирмы.

После этого он снова вернулся к ответам на наши биологические вопросы. У нас их была куча.

- Как тебе эта еда по сравнению с нашим фастфудом? – спросил я Арлин, пока она с аппетитом чавкала, пережевывая маленькие шарики. Мне они напоминали глаза, а она увидела в них несколько другую часть тела.

- Горячим или холодным?

- Холодным, как тот, которым мы питались на Бове.

- Лучше.

- А горячим?

Она пожала плечами.

- Примерно одно и то же. Но я не собираюсь ругать повара. Мы ведь можем просто это съесть.

- Медбот сказал, что тот, кто все приготовил, хочет с нами встретиться. И он больше химик, чем повар.

Арлин глотнула воды. Мы оба очень любили воду.

- Я с кем угодно готова встретиться, - сказала она, и я согласно кивнул в ответ.

Когда она обращалась к окружающим существам с вопросом, куда мы прибыли, они просто поворачивались к нам задницей – те, у кого она была – и уходили. Сначала мне казалось, что мы их чем-то оскорбили. На самом же деле они просто увидели все что хотели, и сейчас у них были дела поважнее.

- Как думаешь, этот шеф-повар – один из тех, кто отправлял нам предупреждение?

- Господи, я надеюсь на это.

Когда кто-то, настолько не верующий в Бога, как Арлин, поминает его имя всуе, можно быть уверенным, что слова идут от чистого сердца. Я чувствовал что-то похожее. Нет ничего более бессмысленного, чем совершить такое далекое путешествие – и ни одна здешняя тварь не скажет мне, насколько оно далекое, даже если я начну их колотить – и не найти на другом конце никого, кто послал нам загадочный сигнал.

- Как мы знаем, шеф помогал медботу проводить биохимический анализ нашей крови, так что можно сказать, что мы нужны ему живыми.

Первое, что мы узнали от нашей живой вешалки – то, что все обитатели базы – углеродные формы жизни. Все, что я знал – других форм не существует. Все, кого мы на данный момент встретили, были внешне симметричны относительно невидимой вертикальной линии, прочерченной по центру их тела. Или, как бы выразилась Арлин, двусторонне симметричны. Я был благодарен им за две вещи: нормальную гравитацию и воздух, которым можно дышать. Но это не значило, что мы не столкнемся с какими-то другими проблемами. Идальго например уже столкнулся.

Логично, что они держали нас замороженными во льду, в забвении, пока не убедились, что их среда обитания полностью нам подходит. Когда мы с Арлин проходили через врата на Фобосе и летели к Деймосу, мы путешествовали между искусственными наземными зонами. Это были радостные новости для нас. Когда оказываешься на другой стороне, к тому же абсолютно голый, хочется быть уверенным, что здешним воздухом можно дышать, а атмосфера не губительна для организма. Я был чертовски рад, что они здесь исследовали человеческие образцы, и надеялся, что капитан Идальго придет в себя.

- Тебе не понравилось? – спросила Арлин, заметив, что я оставил полпорции на тарелке.

- Все замечательно. Я не очень-то голоден. Мой живот столько провел в невесомости на Бове, что ему требуется время, чтобы вернуться в норму. Хочешь секрет?

- Какой? – спросила Арлин заговорщицким тоном.

- Практика – путь к совершенству. Со временем они будут готовить еще вкуснее.

Моя подруга выгнула спину как кошка.

- А меня все устраивает. Кто сказал, что кормежка будет самой трудной частью плана по оставлению нас в живых?

В голосе медбота послышалась гордость, когда он рассказывал нам о своей работе. Их первые анализы дали им большую часть необходимой информации, но не все. Они знали, что нам нужны калории, протеины, аминокислоты, витамины, но совершенно не представляли, в каких пропорциях и в каких количествах. С большим трудом наши инопланетные приятели синтезировали аминокислоты, которые мы сейчас поглощали.

В этом деле я был полный профан, но с тех пор, как начал уничтожать импов, зомби и прочих уродцев всех мастей, мой кругозор расширялся. Расстрел монстров – лучший способ самообразования, не считая общественной библиотеки. И оба этих способа намного лучше поступления в колледж, насколько я мог судить по тем кретинам, которые считают, что у них теперь яйца вкрутую сварены, раз они выучили алфавит и могут написать свое имя.

Небезупречный английский нашего медбота был чересчур техническим, но «доктор Сандерс» помогла мне понять его основы. Шеф-повар инопланетян взял их собственную пищу и добавил в нее нужные человеку аминокислоты. Первые попытки были смыты в высокотехнологичный унитаз. Арлин знала немного о четырех аминокислотах, но это был апогей ее знаний в этой области.

Вязкие штуки на живой вешалке начали пульсировать, и на его макушке показался пузырек белых таблеток – подарок от наших инопланетных гурманов. Если мы хотим жить и дальше, то должны их принимать.

Таблетки были блокаторами. Пока на большой кухне продолжают экспериментировать с пищей, нам стоит принимать их для безопасности. Они блокировали все вредные вещества в наших организмах. Без них мы были обречены.

На самом деле мне хотелось встретиться с нашим благодетелем так же сильно, как и Арлин. С живой вешалкой мы темы для разговоров исчерпали. Когда медбот сказал, что мы можем его увидеть, мы готовы были готовы тащить за собой тонну хлама, нести на руках Идальго, плыть, лететь, карабкаться к нему… да что угодно сделать.

Инструкции медбота были предельно ясны:

- В следующий раз после еды никуда не уходите.

Так мы и поступили. Нам некуда было спешить. Арлин пыталась уговорить Альберта присоединиться к нам, но он, похоже, проголодался еще меньше, чем я. Он снова медитировал, сидя с задумчивым лицом, но я бы не назвал его выражение мрачным. Идальго все еще был под наблюдением врачей. Мы с Арлин были похоже единственными претендентами на присутствие на этой знаменательной встрече двух миров.

- Смотри! – выдохнула Арлин.

К нам направлялся шеф-повар – или химик, как угодно. Пришелец, который накормил нас крысиными задницами так, что мы еще и добавки просили, с нетерпением шагал в нашу сторону по серебряной дорожке. Улыбался он точно как человек. Точнее, они улыбались – шеф-повар на самом деле был двумя существами, которые шагали абсолютно синхронно. Они были больше чем просто близнецы. Каждый из них словно в зеркало смотрелся, глядя на другого. Арлин захихикала. Я попытался утихомирить ее, но безуспешно. В перерывах между хихиканьями она сказала мне, что просто не может остановиться.

- Арлин, заткни варежку! Это важно, черт возьми!

- Да не могу я, - настаивала она. – Нет, ты только посмотри. Это же вылитые гориллы Магиллы[2]!





1 Всемирная организация для людей с высоким IQ.

2 Magilla Gorilla, персонаж мультфильма 60-х гг.




<<< 20Содержание22 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *