А знаете ли Вы?
Кредитных карт в США больше, чем проживающих людей.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Witcher 3: Wild Hunt

<<< 28Содержание30 >>>


29


Это была моя ошибка. Старый – добрый Флай Таггарт наверное единственный, кому сейчас плохо. Миссия проходит без осложнений. Ну и что, что мне была противна сама мысль снова оказаться в невесомости? Арлин была в своей стихии, Идальго делал все точно так, как надо. Только ваш покорный мучился неразрешимыми проблемами.

Я скучал. Мы улетели с базы всего несколько недель назад, по стандартному земному времени. Близнецы вывалили на нас тонны информации о галактике, в которой Земля была не более чем паршивой деревенькой на окраине. Нужно подумать о чем-то приятном. Запах утреннего кофе… блин, грустно все-таки ощущать себя частью одной из самых тупых форм «разумной жизни» во Вселенной.

Итак, мы были заперты в космическом корабле среди инопланетян, и пользы от нас было не больше, чем от девочек-бойскаутов в пылу сражения. Пока близнецы вели корабль к базе Фредов, мы не могли найти себе занятия достойнее, чем сидеть на попе ровно и бездельничать.

Я не жалуюсь. Арлин например еще хуже – не успела она затащить в постель мужчину своей мечты, как ей пришлось лететь с нами. У моей боевой подруги есть свои странности. Даже если бы им с Альбертом не пришлось вот так вот расставаться, я легко мог представить, как она откладывает момент истины снова и снова, до бесконечности. Но если дело касается приказов, она никогда не колеблется ни секунды. Идальго заслужил ее уважение, но даже в ином случае она полетела бы с нами ради успеха задания. Я хорошо знал Арлин Сандерс.

То есть, я хотел сказать, Арлин Галлатин. Никогда не забуду, каким голосом Альберт приказал мне позаботиться о ней.

Что еще нового? Самая глупая вещь на свете, которую только может сотворить солдат – попытаться развеять скуку. Все может закончиться бойней.

Моя проблема в том, что я никогда не был солдатом. Я воин. А это значит, что мне не по душе долгие периоды безделья, особенно когда я болтаюсь туда-сюда как оливка в дьявольском коктейле.

Сэарс и Робак пытались найти для нас занятие. Проблема в том, что та работа, которую они предлагали, была еще скучнее рутины, которую приходилось выполнять на Бове. Разумеется, это все равно что удивляться, что для воина Апачи на космическом корабле работы меньше, чем например на лодке посреди бурного потока. На Бове почти за всю рутину отвечала команда пилотов. Здесь же все было настолько автоматизировано, что никто ни за что не отвечал, кроме близнецов. Даже не знаю, почему я думал, что будет иначе. Тупая человеческая гордость свойственна не только Корпусу Морпехов, чего бы там ни говорили всякие придурки из других подразделений.

Единственным полезным занятием было раздумывать о том, чем мы займемся, когда достигнем конца нашего восьминедельного (или сорокалетнего, как посмотреть) путешествия и вернемся обратно. Кое-кто из нашей команды был просто не приспособлен для такой работы. Угадаете, кто? Нет, не то, чтобы мне это было не по силам. Арлин первой признала, что Джилл куда более компетентна в этом вопросе, чем Идальго или она сама. С каким бы удовольствием я сейчас передал девочке эти слова.

Я настолько отчаялся, что просто слонялся по базе в поисках хоть какого-нибудь дела. У нас было полно всяких особенных скафандров, но не было необходимости выходить в открытый космос. Я спросил у капитана, не стоит ли кому-нибудь высматривать, что там впереди на пути, но они посмотрели на меня так, словно перед ними был еще один их волшебный скафандр. По крайней мере они показали мне оружие, с которым мы будем разгуливать по базе Фредов. Бластеры! Самые настоящие бластеры! Этого достаточно, чтобы ждать высадки с детским нетерпением.

На Бове хоть книги были. Я нашел там копию Лагеря Всех Святых. У меня нет фотографической памяти Альберта, но я помню отрывок о том, что цивилизация, которую нужно защищать – та, в чью сторону не направлены наши пушки. А та, в чью сторону направлены – враги. Отличное кредо для морпеха. Я размышлял об этом, пока мы гостили на базе гиперреалистов. Странно быть безоружным все время, пока мы тут находимся, но никто ведь нас не атакует. Альберт на это ответил:

- Нельзя остаться безоружным, если единственное твое оружие – собственный разум.

Когда мы впервые прибыли на базу, Альберт наверное подумал, что попал в рай. До того, как мы улетели, Арлин сделала все возможное, чтобы он снова в это поверил. Я начинал скучать по здоровяку.

Арлин показала мне копию письма, которое она отправила лазерной почтой своему мужу. Там полной какой-то фигни. Ее восхищение близнецами и кораблем просто безгранично. Я до сих пор расстроен. Хотелось бы мне, чтобы полеты на сверхсветовой скорости были возможны. У меня было нехорошее предчувствие, что мы никогда больше не увидим свой родной дом – неважно, выполним мы задание или провалим. Если так и будет, можно считать, что ордам демонов удалось отнять его у меня.

- Передай на Клэйв, - сказал Идальго, - что еда сейчас определенно вкуснее, чем была раньше.

Насчет этого он прав. Последняя партия на вкус была как лакомство из какого-нибудь кулинарного телешоу. Что-то среднее между мясным рулетом и шоколадным пудингом. Ну хоть есть можно, и на том спасибо.

- Да уж, они настоящие друзья, - ответил я. Поняв, что это прозвучало несколько странно, я добавил:

- Это не сарказм. Они и правда единственные по эту сторону ада, у кого есть хоть какие-то зачатки гуманности.

- Они официально посланы для того, чтобы установить с нами контакт, - влилась в беседу Арлин. – Для остальных клэвийцев слишком опасно с нами контактировать.

Это было что-то новенькое.

- Остальным значит не настолько скучно, чтобы сдохнуть с нами за компанию?

- Ну, возможно, - согласилась Арлин. – Поэтому Земля и представляет интерес для близнецов. Они не могут понять, почему мы так отличаемся от остальных. До этого считалось, что наличие бессмертного сознания – обязательное условие разумной жизни в нашей галактике.

Идальго удивленно мотнул головой.

- Если из раны течет кровь, значит, боец еще жив. Монстры наверное думают, что мы живем достаточно долго, чтобы чувствовать боль, пока они режут и кромсают нас.

- Помните, мы говорили, что значит разум с точки зрения этих существ? – спросила Арлин. – Мы считаем себя биологической формой жизни, потому что сама биологическая форма для нас – та, которая похожа на нашу.

- А у этих парней немного другие представления о жизни, - догадался я.

- Точно. Их определения более… скажем так, универсальны. Они расширили горизонты нашего сознания, и мы должны сделать то же самое для них.

- И как в это все вписываются монстры? – спросил капитан Идальго. Чертовски правильный вопрос. Похоже, слишком много времени прошло с того момента, когда мы в последний раз размазывали по стенке адских принцев, поджаривали импов и жирных сочных пауков.

- Я много об этом думала, - ответила Арлин. – На мой взгляд, Фреды изучили человечество намного лучше, чем клэвийцы. Я уверена, что они боятся нас. Их конечная цель не захватить всех людей в рабство, а именно стереть человечество с лица галактики.

- У них неплохо получается, - пробормотал Идальго. А ведь и не поспоришь. Арлин делала все возможное, чтобы поднять наш боевой дух (если он у нас вообще был):

- Сэарс и Робак посвятили себя спасению нас от Фредов. Их логика проста до безобразия: если бы мы не были такой серьезной угрозой для Фредов, они никогда не начали бы полномасштабное вторжение.

Я уважал мнение близнецов. У них не было причин считать нас троих особенными, как и у меня самого. Но мы с пользой провели время, барахтаясь в грязи, зеленой жиже и крови. Наши навыки оттачивались, потому что внутри нас кипела ненависть.

Это обсуждение было самым интересным событием за день. Стандартный. Земной. День. Двадцать четыре часа. Огромное число минут. Труднее всего следовать приказам, когда тебе приказано расслабиться. Нужно быть настоящим гением, чтобы не сойти с ума от безделья.

Итак, я, как самый сопливый новичок, страстно хотел развеять скуку. А потом кое-что произошло, и я почувствовал, что это моя вина. Раньше я не был слишком суеверным, но тогда я понятия не имел, с чем столкнусь на Фобосе, Деймосе, в Солт-Лейк-Сити и в Лос-Анджелесе. Еще в те времена, когда мне казалось, что большего ада, чем Кефиристан, не существует, а инопланетные монстры – не более чем игра людского воображения. Я не говорю о тех монстрах, которые прилетают из космоса. Сложно всерьез поверить в то, что где-то во Вселенной сейчас какой-нибудь скрюченный красный гном пробирается через Врата. Некоторые вещи просто не должны случаться. Например, огромный монстр, который прилетел из ниоткуда – а во Вселенной была уйма всяких «нигде» - и атаковал клэвийский корабль.

Сначала я подумал, что близнецы запустили какой-то развлекательный модуль. Трехмерный объект, мчащийся за нами, был похож на персонажа какого-то японского ужастика. Я не смотрел их в детстве, но когда мы с Арлин ходили в кино, она на целый день затаскивала меня на фильмы про Годзиллу и Гамеру [1], выпущенные при поддержке журнала «Это интересно». Подписка на этот журнал давала ей право брать в кассе билеты нахаляву.

Меня эти фильмы не интересовали, но они были слишком смешные, чтобы о них забывать. Разумеется, я принял ту штуку на дисплее за нечто подобное. У существа был панцирь, несколько щупалец и голов, торчащих под странными углами. Ну хоть крыльев у него не было. С крыльями картина была бы невероятно тупой.

- Желчное рыло! – заорали Сэарс и Робак. Я и не знал, что они умеют орать. Они были так напуганы, что их короткие маленькие ножки затряслись, хотя в условиях невесомости это было сложно заметить. Я осознал, насколько быстро они могут передвигать своими ножками при нормальной гравитации, но сейчас их дрыганья выглядели смешно. Они перебирали ногами так быстро, что мы не могли их разглядеть – только след в воздухе. Как если бы колибри махала крыльями.

- Желчное рыло? – эхом отозвалась Арлин.

- Самый близкий перевод на английский, - ответили близнецы, немного успокоившись.

Кажется, мне больше никогда не будет скучно. Близнецы не просто опасались этого летающего нечто, они еще и знали, как он называется. Прямо как в японских ужастиках, где каждый сопляк знает, как называется вон та громадина, которая вышла из моря и растаптывает весь Токио.

- Корабль – отличная для него приманка, - сказали близнецы. – Инерциальная энергия превращается в тепло.

С Божьей помощью я их понял.

- Снаружи корабль похож на звезду, не так ли?

- Если… пока мы не замедлимся до приемлемой скорости, - напомнил сам себе Идальго.

- Значит, монстр сейчас преследует маленькую звезду, - заключила Арлин. - А чем он питается?

- Всем чем угодно, - ответили близнецы. – Не только углеродом. Всем тем, что находится внутри звезды. Мы должны оторваться от него, а топливо у нас на исходе.

- Нет ли какого-то способа дать ему бой? – ледяным голосом спросил Идальго.

Близнецы посмотрели друг на друга. Один яростно кивал, пока второй с таким же усердием отрицательно качал головой. Выглядело так, будто они оба сумасшедшие. Возможно, у их движений был иной смысл, нежели на Земле, но одно было ясно без пояснений – ситуация не из лучших.

- Нет времени для маневров уклонения, - сказали наконец они. – Желчное рыло летит с такой же срамностью.

- Скоростью! – выкрикнул я. Не могу прекратить постоянно поправлять этих ребят, но суть я понял. Этот корабль – не какой-то там Тысячелетний Сокол[2], и вступать в бой с монстром на нем бесполезно. Инерциальные двигатели вырабатывали колоссальную энергию. Ускорение корабля было в сто тысяч раз больше ускорения свободного падения на Земле, и близнецы не хотели, чтобы нас размазало по каютам.

Все это я прекрасно понимал. Желчное рыло нас преследует, оно прямо за кораблем. Будем ли мы ускоряться или тормозить, оно прицепилось к нам как кровь к армейскому ботинку.

- Как оно будет атаковать? – спросил Идальго.

- Станет отрядом, - ответили близнецы. Значит, оно разделится на две части. – И проникнет на корабль.

- У меня идея! – крикнула Арлин с таким рвением, будто идея и впрямь была гениальная. – Как скоро какая-нибудь часть этого монстра окажется внутри корабля?

- Похоже, что прямо сейчас, - взволнованно ответили близнецы.

Она кивнула. И я знал, что значит этот кивок!

- Если мы ей причиним боль, как на это отреагирует вторая его часть?

- Желчное рыло улетит прочь, - в голосе близнецов послышалась надежда.

- Отлично, - заключила Арлин. Я заметил ее фирменную улыбку пташки, которая только что поймала червячка.

- Выкладывай, морпех, - приказал Идальго.

Арлин повернулась ко мне:

- Принесите мне три скафандра, все переносные реакторы на корабле и самый, черт возьми, большой сапог, который сможете найти!





1 Второй по популярности японский монстр, после Гоздиллы.

2 Корабль из «Звездных Войн», на котором рассекали Хан Соло и Чубакка.




<<< 28Содержание30 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *