А знаете ли Вы?
В казино Лас-Вегаса нет часов.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Mad Max

<<< 30СодержаниеЭпилог >>>


31


Никогда раньше не слышал, чтобы волосатый комок протоплазмы звал меня по имени:

- Флай!

Посмотрев под ноги, я увидел нечто блестящее рядом с моим ботинком. Я не сразу осознал, что вижу, потому как у меня были несколько иные мысленные приоритеты. Во-первых, ботинок. Значит, наша одежда и оружие все еще с нами. Во-вторых, мы снова в зоне гравитации. Что если моя спина не выдержит нагрузки с непривычки? Гравитация, моя родная гравитация. В-третьих… в третьих, у меня образовалась проблема.

Из мешка, сделанного из плоти, вытекала жидкость. Нечто бледно-розовое, что никак не ассоциировалось у меня с кровью. Я посмотрел поближе и распознал человеческий рот. Никогда раньше не видел рот отдельно от остального тела. Этот был окружен морщинистой кожей, потеющей розовой мерзостью. Голосок в голове настойчиво призывал перестать разглядывать это существо и вообще перестать о чем-то задумываться.

Перестать задумываться не получилось: до меня донесся крик Арлин. В тот же миг я заорал и сам, когда в моем мозгу загорелось осознание того, что я вижу перед собой. У того идиота, который первым сказал, что сильные женщины никогда не должны кричать, голова была так глубоко засунута в задницу, что дневной свет был для него лишь мифом.

Близнецы не поняли, что произошло. Они спросили об этом у других боевых единиц нашего отряда. Под «боевыми единицами» они подразумевали пары Идальго-Флай и Идальго-Арлин. Мы попытались объяснить им, что вон то умирающее существо на полу – Идальго. У близнецов всегда были трудности с пониманием определения «смерть».

Нам же с Арлин этот термин был хорошо знаком. Как только комок протоплазмы попросил нас прикончить его, мы одновременно спустили курки у своих инопланетных пушек. Два горяченных луча разрезали комок на маленькие кусочки, которые уже не могли говорить. Мы продолжали резать их, хоть необходимости в этом уже не было

- Зачем вы удалили свою боевую единицу? – спросили Сэарс и Робак. Разум Клэйва был озадачен нашим поступком. Они наверное подумали, что Идальго превратился во что-то, более знакомое им. Обрел двойственность или что-то в этом роде. Мне было наплевать на их мысли.

Офицер, человек, которого Арлин когда-то хотела выкинуть в открытый космос, доказал, что он один из лучших на всей Земле. Он был командиром нашей огневой группы. У нас был долг перед ним, и мы только что его вернули.

Забавно. На счету капитана было бесчисленное множество монстров. Паровой демон отнял у него жену. Идальго надирал зад адским принцам и паукам. На Фобосе он плечом к плечу с нами расстреливал импов, летающих черепов и тыкву. Он был ветераном, каких еще поискать.

И его прикончил гребаный телепортатор. Вот дерьмо. Простая техническая недоработка. Глаза мои заволокло красной пеленой ярости. Мы должны были ему больше, чем просто положить конец его страданиям. Мы должны были попрощаться с ним как с человеком чести.

Мы попрощались с ним по-иному, как настоящие морпехи. Фреды совершили огромную ошибку, появившись перед нами ровно в тот момент. Я не оставил никого из них ни близнецам, ни Арлин. С помощью бластеров все было просто донельзя.

Технологии помогли мне поджарить то, что осталось от Идальго, а потом подарили способ отомстить за него, просто нажимая на кнопку. Разве это не чудо? Мы снова надирали кому-то зад, и ничто другое не приносило мне столько же кайфа. Бластеры не требовали перезарядки. Близнецы упоминали, что иногда их все же нужно перезаряжать, но в промежутках мы можем уложить тысячи Фредов. И я собирался раскрыть свой оружейный потенциал на все сто.

Кое-кто из Фредов выстрелил несколькими дисками, но их меткость явно не отвечала стандартам Корпуса морпехов.

Близнецы нацелились Фредам в грудь с намерением вынести им мозги. Когда я понял, что пришельцы могут чувствовать боль, я стал палить по их бошкам-артишокам, рукам и ногам. Арлин напомнила мне, что у нас вообще-то есть задание, но это не помогло. Я слишком долго никого не убивал, держал всю агрессию в себе. Настало время выпустить джинна из бутылки.

Вскоре мы наткнулись на двух Фредов, которые занимались любовью. Я понял это по описаниям близнецов на брифинге. Обычно Фреды около двух метров ростом. Если один из них вырос до двух с половиной метров, значит, он готов к совокуплению – но только если второй в их паре тоже готов. Тот, который повыше, находит себе партнера пониже – около полутора метров ростом. После этого он засовывает свою пирамидообразную голову в отверстие в голове низкого партнера.

Таким образом Фреды делились генетической информацией. «Самцы» были ярко-красного цвета, «самки» - ярко-фиолетового. Ученым определенно понравились бы такие гендерные различия. Мне же больше понравилось прервать их торжество несколькими меткими выстрелами. Уверен, прежде чем подохнуть, они почувствовали что-то вроде того, что чувствовал перед смертью Идальго.

Пока я забавлялся, Арлин и близнецы нашли главный компьютер и загрузили на него нашу программу. После чего нашли меня в комнате, залитой кровью пришельцев. Ее цвет напоминал мне чай со льдом.

- Что дальше? – выдавил я.

Они попытались объяснить мне, что наше задание выполнено. Но как же так? Мы ведь еще не истратили боезапасы наших бластеров.

- У нас больше нет корабля, - вздохнула Арлин. Она повернулась к близнецам и спросила, нет ли у них идей насчет этого.

Идеи у этих парней конечно же были. На базе функционировали телепортаторы. По словам Сэарса и Робака, «они должны вести на другие корабли Фредов, но идти небезопасно».

Голосок в голове напомнил, что на этом корабле нам больше некого убивать. Меня не волновало, что я всего лишь освободил их разум, призрак или чего-то там еще. Как по мне, пришельцы были достаточно мертвы.

Всю тяжесть командования я принял на себя. У сержанта Таггарта был чудесный в своей простоте план действий.

- Вперед! - вот и весь план.

Мы двинулись. В приливе ярости я совсем забыл, что на корабле будет невесомость. Однако в тот момент, когда я ощутил знакомое чувство в животе, я напомнил себе, что лазеры идеальны для стрельбы в условиях нулевой гравитации, ведь у них нет отдачи.

Тем хуже, что они не отправились с нами. Ни одежда, ни снаряжение. Словно мы еще раз прошли через ворота на Фобосе. Стоим друг перед другом в чем мать родила. Арлин перебирала мускулистыми ногами так, словно мы плыли. Неплохая все-таки задница у девчонки. За ней были Сэарс и Робак. Без одежды они еще больше походили на гориллу Магиллу, но их ноги были больше похожи на человеческие, нежели на обезьяньи.

- Каков наш дальнейший план действий, сержант? – спросила Арлин. Она задала мне вопрос не как приятель и боевой товарищ, а как человек, который был намного умнее своего командира.

Близнецы пришли мне на спасение.

- У нас нет сознательного выбора.

Пока я размышлял, ошибка это или просто игра слов, Арлин заплакала. Это было настолько на нее не похоже, что вернуло меня в чувство. Я заметил, что она дотронулась до своей шеи, и понял, в чем дело. Ее последняя связь с Альбертом была разрушена – второе кольцо, которое он подарил ей в медовый месяц. Сэарс и Робак не могли воссоздать его за пределами своей лаборатории.

Как бы то ни было, мы недолго беспокоились об этом. Фреды на корабле вскоре заметили присутствие безбилетников. Они целились лучше, чем кто-либо еще на базе. Они топали своими намагниченными ботинками – кто-то над нами, кто-то под нами. Диски, которыми они стреляли, пролетали все ближе и ближе к нам, пока мы болтались в невесомости, нагие и беспомощные.

Тогда-то до меня дошло, что я должен больше времени уделять планированию. Пока у нас еще оставалось несколько секунд на этом свете, я бегло осмотрел корабль. Подробности могут принести пользу в следующей жизни, если предположить, что теория инопланетян о людской смерти была неверна.

Корабль был такой же формы, как и клэвийский, но намного больше. Я бы сказал, от носа до кормы было три целых семь десятых километра. Космолет Фредов был самой большой сигарой во Вселенной.

Пока мы уклонялись от маленьких летающих дисков, я по-быстрому вспоминал, о чем на брифинге говорили близнецы. Они были слишком заняты уклонением, чтобы поддержать беседу, так что я мог полагаться только на свою память.

Сэарс и Робак никогда не говорили прямо, но в одном Фреды были куда больше схожи с землянами, нежели обитатели Клэйва. Как и мы, Фреды были индивидуалистами.

Неспособность работать в команде сыграла с монстрами злую шутку. Я потерял счет, сколько раз мы с Арлин спасали свои жизни, натравливая их друг на друга. Стоя перед выбором, кого кромсать – людей или себе подобных – адские принцы и тыквы каждый раз выбирали последнее.

И если такой трюк срабатывал уже сотню раз, почему бы ему не сработать в сто первый?

- Вперед, в рукопашную! – заорал я. – Не думаю, что они намного сильнее нас.

Уверен, никто на том корабле не мог сравниться по силе с близнецами.

- Может, мы сможем отобрать оружие у одного из них, - предложила Арлин.

- Никакое оружие Фредов не сможет убить их, находясь в ваших руках, - сказали близнецы. Потребовалось время, чтобы понять, что они имели в виду: спустить курок может только Фред.

Как бы сильно я ни ненавидел невесомость, в последнее время мне пришлось находиться в ней так долго, что я нашел способ превратить ее в преимущество. Так нам открывались новые горизонты в искусстве ведения боя.

Оттолкнувшись от стены, я схватил в охапку ближайшего Фреда и выдернул ублюдка из его магнитных ботинок. Инерция сыграла мне на пользу – мы сплелись как страстные любовники. Я направил его пушку в сторону двух других уродов. Если бы в их груди было хоть немного мозгов, они поняли бы, что произойдет дальше, и объединились бы вдвоем против нас.

Какая ирония. Мы с Арлин были самыми ярыми индивидуалистами, которых любой коллективист имел несчастье когда-либо встретить. Разум Клэйва объединился со своей полной противоположностью, Homo sapiens, против общего врага.

Мог ли сам деконструктивизм быть фатальной ошибкой плохих парней? Они просто разбирали на части все, не оставляя никакого простора для личного интереса.

Отличная пища для размышлений. Философский вопрос, с которым мы будем коротать время после зачистки корабля от его обитателей.

Близнецы использовали другую технику боя – наваливались на Фредов и вырывали куски из их груди. Мы с Арлин добились успехов в деле натравки пришельцев друг на друга.

Внезапно близнецы забили тревогу. Фред, пролетавший подо мной, имел отличительные черты, по которым Сэарс и Робак распознали его как кого-то вроде биолога или врача. Когда он схватил меня и потянул к себе, до меня дошло, что они поняли кое-что о нашем виде.

Вместо того чтобы воткнуть свои пальцы-палочки в мою грудь и проткнуть сердце, он потянулся к голове, предполагая, что единственная слабость Фредов присуща так же и людям.

Никогда не предполагайте подобное.

Его смертоносные пальцы проткнули ту область, где по их предположениям у людей должен находиться мозг – голову. Но пришельцы не удосужились изучить, в какой именно части головы он хранится. Щеку пронзила боль, когда фредов палец прошил ее насквозь, но мозг мой оставался в целости и сохранности.

Моя очередь. Я разорвал его башку на части как кочан гнилой капусты. Полагаю, урод кричал, пока я подбирался все ближе и ближе к его жизненно важному органу. Я хохотал. От меня снова требовалось то, что я умел лучше всего на свете.

Каким-то чудом мы зачистили отсек, в котором находились, после чего двинулись к следующему. Хоть внешне корабль и напоминал клэвийскую посудину, внутри он состоял из множества отсеков.

Пока мы плавали от одного отсека к другому, как ангелы смерти, моя теория подтверждалась снова и снова: Фреды никак не взаимодействовали друг с другом! Мы просто повторяли одно и то же, пока не устали настолько, что пришлось сделать передышку. После чего мы продолжили зачистку. И ни разу я не видел, чтобы один из этих стручков пытался сказать что-то другому. Только в последнем отсеке мы встретили Фреда, не похожего на всех остальных.

Этот видимо был капитаном корабля. Из всех встретившихся нам он был самым умным и едва не прикончил нас из своего личного оружия.

- Берегитесь луча Фредов! – выкрикнули близнецы одну из самых понятных своих фраз, спасая нас с Арлин от неминуемой смерти. Пока мы отскакивали от стен как выпущенные из бутылок пробки, раскаленный энергетический луч промахнулся мимо нас и угодил в стену. К счастью целостность всего корабля при этом не пострадала.

Близнецы позаботились об этом Фреде лично. Четыре сильных руки разорвали его кочан в клочья. Впоследствии мы поняли, что по-хорошему должны были разобраться с ним в первую очередь. Но откуда нам было знать, что конкретно у этой башки-артишока был доступ к главному компьютеру? Чертова штуковина даже не выглядела как компьютер. Как по мне, она была похожа на блендер.

Фред-командир запрограммировал корабль лететь… куда-то. Мы никак не могли сменить курс. Мы прикончили всех Фредов, но теперь застряли в этом галактическом экспрессе с билетом в один конец. Арлин это ничуть не радовало.



<<< 30СодержаниеЭпилог >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *