А знаете ли Вы?
Отец Гитлера Алоис женился на своей родственнице Кларе, которая впоследствии родила от него Адольфа.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Batman: Arkham Knight

<<< 2Содержание4 >>>


3


Компьютер пришельцев не соврал: поверхность планеты действительно была горячая и очень влажная. Но мы не попали в лаву и не вдохнули смертельную смесь водорода и цианида. Наш корабль с порядковым номером вместо имени был огромен как торговый центр в Тусоне. Ну, то есть, как тот торговый центр, который когда-то стоял в Тусоне. Он считался самым большим в мире, пока в него не угодила боеголовка Фредов. Громадина, что провела нас через пару сотен световых лет, распростерлась над нашими головами, защищая от нестерпимо палящего солнца.

По сторонам высились квадратные здания, будто построенные на слишком мягкой почве – все они накренились под странными углами, как Пизанская башня. В целом район напоминал сумасшедшую версию земного космодрома. По другую сторону были натыканы квартирные блоки, внешне похожие на надгробные камни – такие же вытянутые и закругленные кверху. Красноватое небо добавляло шарма планете, покрытой восьмисантиметровым слоем пепла.

Ни один артишокоголовый не появился в нашем поле зрения. Рыхлая тропинка огибала место приземления корабля. Мы осторожно прошли по ней, ожидая, что вот-вот из зданий послышатся крики Фредов. В тот же момент мы были готовы вернуться на корабль и снова занять оборонную позицию.

Следующие одиннадцать часов – примерно две трети восемнадцатичасового дня на планете Фредов - мы потратили на обыск этого проклятого городка. В половине домов мы нашли месиво из разложившихся листьев. Либо Фреды любят превращать свои жилища в помойки, либо кто-то убил их так быстро, что они и среагировать не успели. Но где тогда их тела?

- Не нравится мне все это, - пробормотал я. – Очень не нравится.

Вместо ответа Арлин дернула меня за бронежилет и указала в сторону корабля: после одиннадцати часов Сэарс и Робак наконец высунули свои носы наружу, принюхиваясь к здешнему воздуху и пытаясь понять, почему они до сих пор живы. Я настолько устал, что даже не подошел и не поговорил с ними. Пусть сами все увидят. Все это время я провел на ногах и сейчас был совсем не в настроении вести с ними беседы. Арлин разделяла мою точку зрения.

Как только мы убедились, что поблизости нет ни одного Фреда, Алин перевесила на плечо свое любимое оружие – RK-150, полуавтоматическую винтовку двенадцатого калибра производства Крупа-Ремингтона, с барабанным магазином на сто пятьдесят патронов. Она вертела головой, оглядываясь вокруг и пытаясь понять, что же здесь, черт возьми, произошло. Вероятно, Фреды пропали на всей планете, иначе они непременно заметили бы наш корабль и уже подтянули бы к космодрому свои ударные группы.

Я стоял в тени, изнывая от страшной жары. На планете Фредов – по крайней мере, на этой ее части – было жарко как в аду: 54.5 градусов Цельсия, если верить маленькому термометру на моем запястье. Пот с меня тек ручьями и не спешил испаряться в условиях высокой влажности, особенно под шлемом. Самый обычный скафандр с системой кондиционирования воздуха в тот момент был пределом моих мечтаний. Но мы не планировали безбилетный полет на корабле Фредов, поэтому не брали их с собой. У нас были кое-какие скафандры(спасибо близнецам), но они не защищали от жары.

Сэарс и Робак осторожно подошли к нам. Как обычно, не было похоже, что они страдают от жары или чего-то еще в этом роде. Близнецы беспокойно вертели головами.

- Они все мертвы?

Я пожал плечами.

- Мертвы или куда-то смылись. Я не видел ни одного тела. Сандерс сейчас осматривает местность. Подождем, что она скажет.

Я немного разобрался в постройках. То, что сначала показалось мне квартирными блоками, оказалось комплексом зданий, соединенных друг с другом – вроде тех, что индейцы Пуэбло строили в пещерах. Только эти здания были построены в естественных расщелинах земной породы. Я увидел то, что, возможно, служило Фредам мебелью, но ничего похожего на вещи личного характера. Разумеется, мы не имели ни малейшего представления, какие вещи считаются у Фредов личными. Все здания были белого цвета, словно все остальные цвета были с них выжжены, оставив лишь шершавую поверхность, как у пемзы.

Передатчик донес до меня голос Арлин:

- Флай, тебе стоит на это посмотреть. Я нашла одного выжившего.

- Выжившего? - переспросил я, направляя антенну в ее сторону.

- То есть, я имела в виду, свежее тело. Может, мы сможем оживить урода и узнать, что тут произошло.

- Чего-чего? – воскликнули близнецы, которые слышали только мои реплики.

- За мной, ребята, - сказал я, переходя на легкий бег. – Нам нужны ваши волшебные способности.

Я пробежал по лагерю, поворачиваясь так, чтобы сигнал был громкий и четкий. Арлин я нашел через пару минут – всего в полукилометре от того места, с которого стартовал. Она изучала обвалившуюся каменную плиту, из-под которой торчали рука и нога Фреда. Его удачи хватило на то, чтобы не быть расщепленным, похищенным или что там случилось с остальными – но не на то, чтобы вовремя покинуть здание.

Увы, голова была раскурочена в бесформенное месиво.

- Черт возьми, - проворчал я. – Даже если мы найдем способ восстановить его тело, он ничего нам не расскажет без своих мозгов.

Близнецы опустились на колени, изучая тело.

- Похоже, что мозг не поврежден, - заключили они, прощупывая его грудь. Дубина ты, Флай! Я отвесил себе мысленный пинок под зад. Знал ведь, что их мозг находится не в голове, но не вспомнил вовремя. Клэвийцы в этом были схожи с Фредами.

- Вы можете его подлатать? – спросила Арлин. – Было бы здорово узнать, какого черта тут произошло.

Близнецы достали лазерный резак и принялись отрезать от тела ноги, руки и голову. Я чуть свой обед там не оставил. Клэвийцы и раньше казались нам немного жестокими и ленивыми. Но разрезать тело лазером только чтобы не поднимать плиту – это слишком, даже для них!

Они достали туловище из-под обломков, уронив на него несколько камней. Я смотрел на тело с сочувствием. Даже мертвые Фреды чувствовали боль от каждого удара.

Не выпуская туловище из рук, близнецы направились обратно к кораблю. Мы с Арлин замыкали шествие демонической парочки с Клэйва.

Фреды делили корабль на секции несколько иначе, чем люди. У них был более «объектно-ориентированный» подход к организации кораблей: разные секции как разные городки, каждая из них обеспечивала себя всем необходимым: еда, вода, навигация, двигатели и медицинские принадлежности. Одному Богу известно, каким образом они разделяли свои обязанности. Может, они даже дрались за них.

Сэарс и Робак шатались по кораблю, пока не обнаружили систему механизмов, которая, по их словам, называлась «медграммой». Они положили туловище внутрь и потыкали в красные и синие кнопки на панели управления.

Через пару часов (я все это время наблюдал, Арлин же прикорнула на одной из кроватей) туловище задергалось, пытаясь пошевелить несуществующими конечностями.

- Ну, здорово, - проворчал я. - А дальше-то что? У него же не рта. Как он нам хоть что-то расскажет?

- Голосовой генератор, - произнесли близнецы. Они прикрепили к туловищу Фреда еще несколько проводов, взяли сенсорную панель, и из динамиков до нас донесся механический голос:

- … СМЕЕТ ПРОТИВОСТОЯТЬ ВЕЛИЧИЮ… КАК СМЕЮТ ДЕМОНЫ, УКРЫВАЮЩИЕ МЕНЯ ОТ СОЛНЦА, КТО ПО ГЛУПОСТИ ИСКУШАЕТ… ЛЮДИ ИЗ ТЬМЫ И ЖАРА, ЛЮДИ ИЗ РАЗЛОМОВ ИЗ…

Близнецы отключили генератор, поигрались с настройками и снова включили его. На этот раз речь была на непонятном языке, от которого у меня даже зубы разболелись – предположительно, на языке клэвийцев.

Арлин вскочила с кровати, едва раздался голос. Она уставилась на нас диким взглядом, пытаясь прийти в чувство и понять, кто только что говорил.

- Впечатляет, - сказал я. – Откуда эта штука знает английский?

Близнецы посмотрели на меня как на ребенка-дегенерата.

- Флай, вы с Арлин восемь с половиной недель говорили по-английски на корабле. Как думаешь, чем в это время занимались его компьютерные системы?

Я почувствовал неприятное ощущение в животе, словно внутри перебирала ногами пара ядовитых сороконожек.

- То есть, эта громадина слушала все, что мы говорили? Господи.

Арлин нервно оглянулась.

- А они за нами… наблюдали?

- Иногда.

- И в ванной тоже?

- Иногда, - беззаботно ответили близнецы. – Мы тоже за вами наблюдали. Нам было любопытно, какие у вас гениталии и как вы спариваетесь.

Арлин покраснела как редиска. Я не шучу! За годы службы морпехом она принимала душ с парнями, ходила в один туалет с парнями и даже занималась сексом с Доддом на глазах у всех, когда однажды напилась. А сейчас она покраснела от мысли о том, что пришельцы и какой-то там компьютер видели ее голой! Я не мог перестать хохотать, даже когда она направила на меня свою М-14.

- Нужно правильно его настроить, - пробормотали близнецы, нажимая на кнопки. Я наблюдал за ними, и в моей памяти всплывал тысяча и один фантастический фильм, которые мы с Арлин смотрели, пока она вскользь упоминала, чья сестра была любовницей главы студии Wildebeest.

- Блин, это же доктор Мабус, - шептала она тогда мне на ухо.

- Попробуйте их спросить о чем-нибудь, - предложили Сэарс и Робак, очевидно, полагая, что перед ними два Фреда, а не один. Близнецы всегда были вместе, все делали вместе и понятия не имели, как можно что-то делать не в паре, паре пар и так далее. Они без проблем говорили с Арлин и Флаем, но когда нас было трое – я, Арлин и капитан Идальго – они просто в истерике бились.

Я прочистил горло.

- Назовите свое имя для протокола, - начал я, просто чтобы услышать хоть какой-то ответ от Фреда.

- Я буду Рамакапифдураагназдифлерамаканор…

- Теперь ты будешь зваться Румпельштильцхен, - решил я. Не заставит он меня повторять этот ужасный набор звуков!

- Румпельштильцхен, я Таггарт. С тобой также могут говорить Сандерс, Сэарс и Робак. Ты ответишь на все наши вопросы, или мы оставим тебя в таком состоянии навечно.

- Румпельштильцхен спрашивает. Что будет, если он ответит на вопросы Таггарта?

- Ты будешь расщеплен, и твой дух отправится туда, куда они обычно отправляются.

- Румпель-бумпель-мумпель-хумпель…

- Ты принимаешь условия?

- Румпельштильцхен отвечает на вопросы. Бумпель.

Я вздохнул. Не стоит забывать, что мы проникли напрямую в мозг Фреда – Фреда, который Бог знает сколько времени лежал мертвый, постепенно сходя с ума.

Кстати, именно это и стоит спросить для начала.

- Румпельштилцхен. Как долго ты лежал под камнем?

- Камнем-бамнем-тамнем-шамнем…

- Румпельштильцхен должен отвечать на вопросы!

- Я… я… я… Румпельштильцхен отвечает на вопросы. Румпельштильцхен пролежал девятнадцать тысяч триста девяносто два солнца.

Арлин снова потянулась к своему калькулятору в часах.

- Эта планета вращается вокруг своей оси четыреста двенадцать раз за время облета вокруг солнца. Стало быть, это сорок семь Фредо-лет и двадцать восемь Фредо-дней.

- Сколько это по-нашему? – спросил я.

- Около сорока лет и шести месяцев.

- Господи. Румпельштильцхен, на вас напали девятнадцать тысяч солнц назад?

- Напали-пропали-воздали-сломали-напали-пропали-воздали-сломали…

- Кто на вас напал?

- Новички-сверчки.

- Новый вид? Что это за новый вид? Румпельштильцхен, как вы встретились с нападавшими?

- Румпельштильцхен и его люди встретили новый вид в их собственном мире, когда расширяли свою великую империю завоевать всех превратить в пепел.

Я закрыл глаза, пытаясь разобраться в путаной речи Фреда. Арлин нашептывала свои размышления в микрофон, так что я один мог ее слышать.

- Думаешь, они нашли новый вид на неизведанной планете, и те уничтожили мир Фредов?

Я кивнул. Эта мысль действительно пришла мне в голову, но тут не все сходилось. Сэарс и Робак ясно дали понять, что большинству цивилизаций нужны миллионы лет, чтобы научиться летать в космос. Человечество было исключением из этого правила, что застало Фредов врасплох. Они обнаружили нас четыре – пять веков назад, когда испанцы и португальцы еще плавали на парусных кораблях, открывая Новый Свет. Фреды решили, что нашей цивилизации потребуются десятки тысяч лет, прежде чем она разовьется до такой степени, что сможет дать отпор.

Мы им не понравились. Они боялись нас, потому что мы, в отличие от всех известных видов в галактике, могли умереть. Они решили истребить нас – очередной ход в глобальной шахматной партии за контроль над галактикой. В бою «гиперреалистов» и «деконструктивистов» мы играли роль бедного фермера, на чьем заднем дворе проходила одна из их стычек.

Гиперреалисты и деконструктивисты – термины, введенные близнецами. Тщательно проштудировав всю земную философию, они решили, что эти странные изнеженные женоподобные нью-йоркские литературные критики больше всего подходят на роль философов. Ирония судьбы: великая война между двумя могучими империями вылилась из простой конкуренции двух школ литературного критицизма. Миллиарды жизней были положены на то, чтобы доказать правоту одной из школ, истинность ее взглядов на смысл «одиннадцати обрывочных историй» и другой литературы. Разумеется, обе школы упускали из вида суть. Про это нам рассказали Сэарс и Робак, но они не вдавались в подробности. Я понятия не имел, что значит «одиннадцать обрывочных историй». Может, одиннадцать обрывков одной истории? Близнецы хранили молчание.

Их вид – клэвийцы – поддерживал гиперреалистов. Злые Фреды придерживались скользких, бесчестных взглядов деконструктивистов. Рано или поздно я выбью из этих сукиных детей Сэарса и Робака все подробности, но сейчас я благодарил Бога за то, что нам, солдатам, не обязательно разбираться в политике, чтобы исполнять приказы.

Как бы то ни было, Фреды катастрофически просчитались. Когда они вернулись на свою планету, собрали армию для вторжения (что заняло у них около века) и вернулись обратно, прошла «всего» половина тысячелетия. Но к своему удивлению, вместо популяции глупых суеверных фермеров и моряков они обнаружили технологически продвинутую цивилизацию, разработавшую ракеты, ядерные боеголовки, лазерное оружие и космические корабли. Цивилизацию, которую уже не испугаешь клыками, рогами и когтями.

Даже после того, как мы с Арлин надрали инопланетные задницы, отправившись в космическое путешествие, человечество едва сводило концы с концами. В бою против демонов мы использовали тактику Мухаммеда Али – брали врага измором, после чего атаковали уже измотанного. Они превратили Солт-Лейк-Сити и Чикаго в ядерные пустоши, а мы стерли в пыль их базы на Фобосе и Деймосе. Остатки роты Фокс – не только нас с Арлин, но и Альберта, и нашу хакершу – подростка Джилл – отправили спасать Кена Эстеса. Раньше он ничем не отличался от других людей, но его превратили в киборга, и с его помощью мы смогли взаимодействовать со всеми технологиями Фредов. Они создавали генетически модифицированных разведчиков, а мы в ответ тренировали einsatzgruppen[1].

Одному Богу известно, что происходило на Земле после того, как мы покинули ее в самый разгар войны. Точнее, что уже произошло. Пора бы привыкнуть, что когда мы вернемся домой, на Земле пройдет аж четыреста лет.

Фреды сильно ошиблись, решив, что человечество развивается с такой же скоростью, как и остальные расы в галактике. Может, они допустили ту же ошибку снова – на этот раз с далеко идущими последствиями?

Пора кое-что уточнить у нашего Румпельштильцхена.

- На каком технологическом уровне была та цивилизация, которую вы встретили?

- Техно-кэхно-крэхно-фермер-швермер…

- Они были на стадии земледелия или успели дорасти до индустриального производства?

- Успели-воспели-капели…

- Румпельштильцхен должен ответить. На каком уровне развития была новая цивилизация?

- Злые! Мы пришли захватить как они захватили мы пришли собрать урожай как они собирали мы ушли как они ушли мы пришли захватить как они захватили!

Захватить, собирать урожай… Кочевники? Фермеры, которые только начали приручать домашних животных? Я допрашивал Фреда еще полчаса и узнал кое-что еще. Как я понял, «Новички» только недавно открыли для себя земледелие и животноводство. Они как раз переходили от кочевого образа жизни к оседлому, когда прилетели разведчики Фредов. Те наладили контакт с Новичками и провели несколько стычек, просто для пробы.

Разведчики вернулись домой около трехсот лет назад, примерно в то же время, что и первая группа с Земли. Какое-то время они валяли дурака, после чего вернулись обратно к Новичкам. И вместо популяции земледельцев обнаружили хорошо вооруженную цивилизацию, освоившую космические полеты. Чтобы добраться от основ земледелия до постройки ракет, Новичкам потребовалось всего двести лет!

После этого разобрать смысл слов Румпельштильцхена стало невозможно совсем. Дальнейший допрос был долгим, скучным, утомительным, унылым, дважды скучным занятием. Даже близнецы потеряли интерес и стали развлекаться с навигационной системой, блокировка с которой была снята, как только корабль достиг цели назначения. Как я понял, Сэарс и Робак никогда раньше никого не допрашивали. Тут нужно терпение. В конце концов, додумывая и переспрашивая, нам с Арлин удалось кое-что вытащить из Румпа. Когда Фреды прибыли на планету Новичков, готовые занять «пустую» клетку на доске в грандиозной шахматной партии гиперреалистов и деконструктивистов, они обнаружили кое-что странное. Популяция Новичков развивались так же быстро по сравнению с человечеством, как человечество развивалось по сравнению со всеми остальными в галактике. Новички порвали Фредов как тузик грелку.

Окончание истории мы с Арлин так и не поняли до конца, но картина, которая вырисовывалась, была нам настолько приятна, что другие версии отпали сами собой. Новички отогнали Фредов обратно на свою планету, после чего прилетели туда сами и разнесли все к чертовой бабушке, отомстив за попытку их истребить. С какой же радостью я посмотрел бы на Фредов, которые в отчаянии защищают свой мир от неизвестного врага, разносящего их дома и корабли! Мы с Арлин хохотали в голос, представляя это. Близнецы наверное решили, что мы спятили окончательно, ведь у их организмов не было такого психологического защитного механизма, как чувство юмора. Они просто пялились друг на друга.

То, что Румпельштильцхен выдал потом, моментально стерло улыбки с наших лиц. Он снова и снова повторял, что Новички до сих пор здесь. Вот только где?





1 эскадроны смерти (нем.)




<<< 2Содержание4 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *