А знаете ли Вы?
Жил-был 17-летний американец Майк Роу (Mike Rowe). Решил он однажды завести себе домен и зарегистрировал имя MikeRoweSoft.com. Это не оставила без внимания Майкрософт, которая даже хотела засудить его за созвучность доменных имен.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Mad Max

<<< ПрологСодержаниеГлава 2 >>>


Глава 1


Как и многие другие невеселые истории, эта началась со смерти. Артем Геннадьевич Хрусталев, мой научный руководитель по дипломной работе, был найден мертвым в своей квартире. Как сказали потом, он выпил лошадиную дозу снотворного и заснул вечным сном. Мне было искренне жаль его, но не скажу, что я сильно удивился. Он и раньше был немного не от мира сего. Человеку пятый десяток, а у него ни семьи, ни детей, ни карьеры. Это уже заставляет задуматься.

В последнее время его поведение сильно изменилось. Незаметные на первый взгляд мелочи бросались в глаза, когда по учебе мне приходилось часто и подолгу с ним общаться. Иногда он делал странные жесты руками во время разговора, мог замолчать на полуслове и, опомнившись, забыть, о чем говорил секунду назад. Казалось, мой диплом интересовал его все меньше. Я молил Бога, чтобы он не успел окончательно впасть в маразм до моей защиты.

Мои дальнейшие действия тоже могут показаться странными со стороны, поэтому сначала расскажу кое-что о себе. Так вам будет легче меня понять.

С самого детства меня привлекала Ее Величество Тайна. Заброшенные подвалы домов, тропинки в глухом лесу, старые станции метро - все это интересовало меня куда больше мира настоящего и рационального, который подчинялся четким правилам и был до ужаса предсказуем. Что ждет меня на заброшенном заводе? Что ожидает героев к концу рассказа? Этими вопросами я задавался, сидя на уроках, а потом и на парах в университете.

Когда интернет перестал быть диковинкой для избранных, я обнаружил, что не одинок в этом увлечении. Диггеры, сталкеры, авторы крипи-рассказов... Поисковик выдавал десятки сайтов на любой запрос по теме "неизведанное". Группы в соцсетях объединяли по интересам таких же любителей приключений. Там они выкладывали отчеты о походах и делились информацией, куда стоит сходить, а куда лучше не соваться. Так у меня появились первые настоящие друзья.

Сколько заброшек мы вчетвером облазили - не перечесть. Я стал частью сообщества, посвящая выходные таким вот вылазкам, а по будням перед сном проглатывал десятками рассказы-страшилки (крипи-стори, как их называли в сети).

Именно этот интерес сыграл решающую роль при выборе моей профессии математика-криптографа. Мысль о том, что я смогу дотянуться до многих неприступных секретов, да еще и деньги за это получать, приводила в восторг.

Время шло, я взрослел, отдаляясь от друзей. Мы учились в разных университетах, на разных специальностях, и в наших жизнях из года в год оставалось все меньше минут, проведенных вместе. Один мой друг женился на третьем курсе, второй уехал в другой город. Бывало, мы создавали конференцию в скайпе, вспоминали о былых временах, но и такие встречи случались все реже. Рутина поглощала меня с головой. Мне нравилась моя специальность, но со временем она сбросила ореол загадочности и превратилась в самую обычную профессию, как юрист или менеджер. Только работал я с формулами и алгоритмами, а не с законами и подчиненными. Неизведанное по-прежнему манило меня, но в жизни, полной подготовок к экзаменам, работы в ночную смену и генеральных уборок по выходным, ему совсем не осталось места.

После некоторых событий мне стало некомфортно находиться долгое время в одиночестве, и я даже пытался завести себе тульпу. Зачитался рассказами на дваче, и любопытство потребовало продолжения. Многие писали, что она не только спасает от одиночества, но и помогает разобраться в себе, адаптироваться к обществу. Пошарив в сети, я наткнулся на двенадцатидневный гайд, руководства от Dvoevod'а и Dazvolt'а. Последнее на время моего тульповодства прочно засело в закладках браузера.

Меня хватило на пару месяцев. Дело шло очень медленно, было непривычно спрашивать самого себя и тут же отвечать. Постоянно болела голова. Потом до меня дошло, что, задавая вопрос, я сразу думаю над ответом, и это моя главная ошибка. Я прекратил наши дискуссии, вместо этого стал рассказывать тульпе, как прошел день, что я узнал интересного сегодня. Прогресс пошел намного быстрее, хотя избавиться от ощущения, что говорю сам с собой, мне так до конца и не удалось. Я знал все, о чем думает мой воображаемый друг. В мозгу никак не появлялась "перегородка", которая разделила бы наши с ним сознания. Как-то я наткнулся в интернете на статью о Билли Миллигане - маньяке, в голове которого жили двадцать четыре полноценных личности. Не представляю, как такое возможно.

Когда личность тульпы более-менее сформировалась, я стал придумывать ей внешность. Тут все оказалось еще сложнее, ведь нужно было не просто держать в уме абстрактного собеседника, а "видеть" его. Представлять перед собой настолько явно, словно рядом действительно кто-то есть. Я постоянно сбивался в деталях - то у него были голубые глаза, то зеленые. То я видел его со светлыми, то с темными волосами. У него то появлялась, то пропадала борода. Запутавшись окончательно, я забил на эти попытки и наделил его своей внешностью. Путаница с деталями ушла, но я по-прежнему четко осознавал, что просто представляю кого-то, сидящего рядом. Азарт исследователя иссякал, на смену ему приходило уныние. Я начал с ощущением того, что прикасаюсь к чему-то необъяснимому, забредаю в дикие края сознания, еще не обжитые человеком. Для меня это было как лазить по тем же заброшкам, только не в лесу за городом, а в своей собственной голове. Но когда я понял, что никакой Тайной тут не пахнет, затея быстро сошла на нет.

 

Судьбоносное смс-сообщение в тот вечер пробудило во мне схожие чувства, и именно поэтому я не удалил его в тот же момент, приняв за дурацкий розыгрыш. Перед моими глазами снова замаячила Тайна, и я просто не мог успокоиться, не дойдя до конца.

На первый взгляд, текст сообщения был сущей нелепицей без намека на смысл. Ни одного слова, только 657F8B8DA628EF83CF69101B6817150A. Это уже было странно само по себе, но в первую очередь в глаза бросился другой, не менее странный факт. Сообщение отправлено с номера Хрусталева. Дата отправления – позавчера. Ровно через неделю после его смерти.

Когда оцепенение прошло, я нашел номер своего бывшего научного руководителя в телефонной книге и нажал на кнопку вызова. Пальцы слегка дрожали. Несколько секунд, пока шло соединение, показались мне вечностью. Стук моего сердца наверно слышали даже соседи за стенкой.

А потом…

«Абонент недоступен, либо находится вне зоны действия сети».

Жужжание в голове ушло, я снова почувствовал землю под ногами. Слава Богу, никакой мертвец не шлет мне эсэмэски с того света. Простой сбой на телефонной станции, ретранслятор отправил кусок чьего-то сообщения на другой номер. Первые несколько бит не пришли, из-за чего оно и выглядит как белиберда…

Я снова взглянул на текст. Честно говоря, он и в этом виде не был похож на белиберду. Где пробелы, переводы строк, спецсимволы? Почему якобы случайная последовательность состоит исключительно из цифр и букв от A до F, а его длина – ровно тридцать два символа? Многовато совпадений для случайности. Подозрительно похоже на хэш от чего-то.

Но кто и зачем мне это прислал? У меня не было идей. Разве что решить, что все это – злая шутка кого-то из одногруппников. Кто еще мог прислать мне хэш в смс с номера умершего человека?

Первое, что пришло в голову – это MD5-хэш. Загрузив MD5Inside, я ввел туда строку из сообщения и запустил перебор. Если шутник-отправитель хотел, чтобы я подобрал исходную строку по хэшу, процесс не должен занять много времени. Я решил, что забью на это дело, если через пять минут не будет результатов.

Ждать не пришлось и десяти секунд. Я ожидал чего-то в духе «LOL», но от того, что показала программа, челюсть отвисла во второй раз за вечер.

Help.

Короткое слово из четырех букв приковало к себе все мое внимание, словно это был ответ на вопрос о смысле жизни. Голова загудела от целого клубка несвязных мыслей, которые мозг пытался обдумывать одновременно. Нужны однотипные монотонные действия, чтобы успокоиться и отвлечься.

Я открыл почтовый клиент. Десять из десяти новых писем были спамом. Осенние скидки в магазине шуб, приглашение в клуб секс-знакомств, распродажа игр в стиме, ссылки на подозрительные сайты… нет, серьезно? Они правда считают, что кто-то перейдет по ссылке в тексте, получив письмо от sexy_boy@xxx-mail.com с темой «КГФХУВО»? Раньше хоть обещали «взрослые» фото знаменитостей показать. Совсем обленились спамеры.

Машинально просмотрев заголовки, я отправил все письма в корзину. Заглянул на местную свалку фильмов и музыки, полистал свежие раздачи на трекере. Зашел в ВК почитать ленту новостей.

Напротив ссылки «Мои сообщения» стояла единичка. Я ткнул на нее, гадая, кто же на этот раз просит помочь с дипломом.

Сказать, что я удивился – не сказать ничего. Когда я увидел, как MD5Inside выдал «help», сердце ушло в пятки. Сейчас же оно пробило пол и устремилось к центру Земли.

Сообщение было от контакта с именем Артем Хрусталев. Я открыл профиль отправителя. Сомнений нет, это действительно страница моего научника. Пару раз я заходил на нее раньше, и с тех пор ничего не изменилось. Та же аватарка, те же преподаватели в друзьях, которых я каждый день видел в университете. Те же посты на стене, которым по несколько лет. Та же любимая музыка, те же любимые книги…

Что за черт? Шутник со странным чувством юмора пошел дальше и взломал его аккаунт в соцсети?

Весь текст сообщения состоял из одной-единственной ссылки. Сайт я знал – Хрусталев был его автором, размещая на нем свои научные статьи и собирая ссылки на полезные книги по теме, которые он потом рекомендовал студентам.

По ссылке браузер начал загрузку файла с именем message.crpt. Расширение .crpt я использовал для зашифрованных файлов в своей дипломной программе, а ее не видел никто кроме меня и Хрусталева. Даже у самых тщательно спланированных розыгрышей есть свой предел достоверности, и эта ситуация его только что преодолела.

Запустив свою поделку, я попытался расшифровать файл ключом «help». Полученный текст оказался такой же белибердой, как исходный. Во второй раз я вбил в качестве ключа пришедший в эсэмэске хэш и повторил попытку. Едва открыв результат, я понял, что в этот раз попал в точку. Символы шифртекста превратились во вполне осмысленное сообщение.

 

Привет, Артем. Если ты читаешь это письмо, значит, я уже мертв. Неважно, покончил я с собой добровольно или мне кое-кто помог. Честно говоря, я и сам не знаю. От того, что мне стало известно в последнее время, голова идет кругом. Я стараюсь систематизировать свои мысли, но это как голыми руками пытаться остановить ураган. Меня уносит, и я ничего не могу с этим поделать. Как не могу и рассказать тебе все в подробностях. Упомяни я здесь чье-то имя или определенное место, письмо тут же найдут и удалят. Как бы ни старался я его запрятать, они найдут его мгновенно. Стойкость шифрования не имеет значения - они в один момент вскроют любой криптотекст. Честно говоря, им даже не нужно расшифровывать сообщение, чтобы понять все, о чем я пишу. Мне давным-давно стоило бросить это дело, но теперь пути назад нет. После того, что я узнал, остановиться невозможно. В последние месяцы поиск ответов стал смыслом моей жизни. И сейчас я понимаю: единственный способ дойти до них - забраться еще глубже. Я попрошу тебя о небольшой услуге. Мне нужно кое-что тебе передать.

 

В конце сообщения была еще одна ссылка, снова на артемов сайт. На этот раз никакого шифрования – файл оказался обычной фотографией, видом из чьего-то окна. Я смотрел на нее отсутствующим взглядом, понимая, что даже уснуть не смогу, не поняв, что все это значит.

О чем могла сказать фотография?

Двор в окне был мне совершенно незнаком. На обшарпанном подоконнике стоял горшок с цветком, слева в объектив попала часть обитой темной тканью двери. Изображение было зернистым, словно снято на камеру дешевого мобильника, но даже на таком снимке можно было заметить потеки и пылевые разводы, полупрозрачным слоем покрывающие стекло. Хозяин квартиры нечасто проводил генеральные уборки.

Вдалеке высились силуэты двух многоэтажек. У нас это редкость, на весь город не наберется и десятка. А мест, где они стоят парами, и того меньше. Навскидку я вспомнил только два. Между их постройкой прошло не одно десятилетие, и первая пара близнецов заметно отличалась от другой. Новый архитектор был более прагматичен, его творения больше походили на бетонные коробки: максимум прямых углов, минимум декораций. У домов с фотографии были заметны узоры на балконных стенах, а углы с моей стороны закруглены. Последние сомнения рассеялись. Выглянув из окна, я увидел далеко впереди верхние этажи тех же самых высоток, только с другой стороны.

 

Несколько минут я молча сидел на стуле, кусая губы и поглядывая то на дома, то на фотографию. А может, все-таки розыгрыш? Может, стоит притормозить и еще раз все обдумать?

В конце концов я решил, что не стоит. Любой розыгрыш должен рано или поздно дойти до финала, и пусть лучше все закончится чьим-нибудь заливистым хохотом и моей глупой рожей, чем неспособностью заснуть от любопытства.

Холодная вода из-под крана вернула мне ощущение реальности. Умывшись, я взглянул в зеркало. Оттуда на меня смотрело вытянутое от удивления лицо.

- Ну, что скажешь? – усмехнулся я своему отражению. – Час назад мы собирались посвятить вечер диплому и завалиться спать в девять. И вот я намылился черт знает куда, искать черт знает что. Не имея представления, зачем все это мне. Мудрое решение, а?

Мне показалось, «собеседник» едва заметно покачал головой. Интуиция подсказывает, что решение просто идиотское. Ну и ладно. Не привык полагаться на интуицию.

Я скинул копию фотографии на телефон, накинул куртку и вышел во двор.

Осенний ветерок дохнул в лицо вечерней прохладой, и я невольно набрал полную грудь воздуха. С тех пор, как работа над дипломом стала занимать большую часть моего времени, на улицу я выходил больше по необходимости – на работу или дойти до магазина. Времени на прогулки не оставалось совсем, хотя раньше я любил часок побродить по городу пред сном. Жигули двенадцатой модели подмигнули мне поворотниками, когда я нажал на кнопку отключения сигнализации на брелке. Усевшись на водительское место, я хлопнул дверью, и дворовые звуки затихли, оставив меня наедине с тишиной салона. Вставить ключ в зажигание получилось не с первого раза – руки слегка дрожали, хотя я старался не замечать этого. Ничего особенного. Я просто найду дом с фото, позвоню в квартиру, из которой оно было снято, и расспрошу его хозяина. Здравствуйте, у меня тут странная фотка из вашей квартиры, которую мне отправил знакомый после своей смерти. Он вас ни о чем не просил? Ну там, передать мне что-нибудь. Нет? Ну ладно. Зачем в дурку? Да вы не поняли, я здоров. У меня просто знакомый умер, а потом прислал мне фотографию…

Я ухмыльнулся.

 

Часа полтора я колесил вокруг высоток, пытаясь отыскать нужный двор. В конце концов мне надоело жечь бензин, я оставил машину на парковке и продолжил поиски на своих двоих. Поминутно сверяясь с фотографией, искал место, с которого высотки-близнецы видны под тем же углом, затем отходил на нужное расстояние.

Когда я наконец нашел то, что искал, последние лучи солнца уже исчезли за горизонтом. Вот серая девятиэтажка напротив, вот попавшая в кадр лавка у первого подъезда. Я прикинул, откуда могли снимать. Пятый этаж или около того, а подъезд… может, третий? Обойдя дом, я понял, что выбора у меня нет. Вход во все подъезды кроме третьего преграждала массивная железная дверь с домофоном.

Я замедлил шаг, пытаясь унять дрожь, пронизывающую все тело. Руки в карманах были холодны как лед, хотя одежда для этого времени года даже слишком теплая. Я сделал несколько глубоких вдохов и оглядел двор, словно выискивая поддержки у окружающих.

Которых, кстати говоря, не было вовсе. За то время, что я провел во дворе, никто не прошел мимо, не зашел в дом и не вышел из него. В квартирах загорался и гас свет, но во дворе лишь припаркованные легковушки были свидетелями моей нерешительности. Усилием воли отбросив сомнения, я быстрым шагом, пока не успел передумать, направился к подъезду.

Запах алкоголя вперемешку с грязной одеждой ударил в нос, едва я переступил порог. Лампочка освещала лестничную площадку тусклым желтым светом, словно стыдясь внутреннего убранства подъезда. Стены с потрескавшейся краской пестрели выцарапанными на них нецензурными словами, в углу валялась бутылка из-под пива. От мусоропровода пролетом выше воняло чем-то гнилым. Я нажал на кнопку вызова лифта, но не услышал в ответ никаких признаков жизни. Сломанный лифт прекрасно вписывался в общую картину. Единственный путь наверх – пешком, по забросанной мусором лестнице.

По мере подъема подъезд преображался у меня на глазах. Окурков на полу становилось меньше, от запаха уже не тянуло оставить свой обед на лестнице. Либо жители верхних этажей уделяли больше внимания порядку в подъезде, либо местные наркоманы были слишком ленивы, чтобы подниматься. Во второе, признаться, верилось легче.

Окно на шестом этаже я узнал сразу. Тот же подоконник, та же самая дверь. Только горшок стоял в другом углу, а цветок в нем завял окончательно. Оглядев площадку, я еще раз посмотрел на фотографию.

Что дальше? Ждать, пока не появится знакомый, который в перерывах между раскатами хохота раскроет суть розыгрыша? Или искать следующую подсказку?

На площадке было пять входных дверей. Из-за одной доносились тихие голоса, иногда их перебивал радостный детский визг. Квартира, от которой меня отделяла попавшая в кадр дверь, была абсолютно безмолвна.

Если следующая подсказка вообще существует, логично было бы связать ее с фотографией. Если это не дверь, то что? Окно? Ничего особенного, за ним обычный двор, каких сотни. Жирные следы от пальцев на стекле тоже не складывались в общую картину. Никаких наводок на подоконнике. Остается цветок – это единственное различие между снимком и реальностью. Но его мог передвинуть кто угодно. Хотя бы отец того визжащего ребенка, когда вышел покурить в подъезд и открыл окно.

Я осмотрел иссохший стебель. Беднягу не поливали уже недели две. Окно выглядело запертым наглухо, к тому же из рамы были выкручены ручки. Никто не мог его открыть. А если и мог, горшок с цветком пришлось бы переставить на другой конец подоконника.

Я поднял горшок. Ничего необычного ни под ним, ни на его стенках. Проверить последнюю теорию надо было как можно быстрее. Будет забавно, если кто-то застукает меня за столь странным занятием.

Поставив горшок на место, я запустил пальцы в землю.

И почти сразу же наткнулся на что-то твердое среди рыхлых комков. Сдерживая порывы ежесекундно оглядываться по сторонам, я выкопал небольшой металлический предмет и поднес его к лицу, разглядывая со всех сторон.

Это был ключ. Старый ключ с причудливым узором на ручке. Когда удивление прошло, дрожь в руках вернулась с новой силой. Теперь-то что? Вламываться в чужую квартиру?

Все это зашло слишком далеко. Никакое любопытство не заставит меня добровольно совершать подсудные дела. Развернувшись, я отправился обратно к лестнице, но, спустившись на пару ступенек, остановился.

Зачем кому-то закапывать ключ в цветочном горшке и давать мне такие наводки, если никому в итоге не нужно, чтобы я этим ключом открыл дверь? В конце концов, я не собираюсь ничего воровать, а просто хочу узнать причину этой глупой игры. В худшем случае объясню то же самое полицейским. Я ведь могу показать им сообщение и доказать, что это простое любопытство. А я всего лишь…

А я всего лишь достал из кармана перчатки, одел их и тщательно протер ключ. В подъезде слишком темно, чтобы разглядеть мое лицо, а так и отпечатков не останется.

К какой именно двери подходит ключ, я даже не раздумывал.

Нажав на кнопку звонка примерно на уровне цифр 1, 2 и 0, прибитых к черной ткани, я слушал, как резкий электронный звук растворяется в тишине квартиры. Как я и ожидал, никто не ответил. По ту сторону двери царила гробовая тишина. Ребенок по соседству продолжал визжать, а я начинал ему завидовать. Бывают же на свете люди, которым для полного счастья не надо забираться черт-те-куда, чтобы узнать ответ на один дурацкий вопрос.

Нечеловеческим усилием уняв дрожь в руках, я бесшумно вставил ключ в единственную щель для замка, превратившись в слух и готовясь дать деру при любом подозрительном шорохе.

Однако тишину за дверью ничего не нарушало. Даже после двух оборотов ключа, как мне казалось, по уровню шума сравнимых с церковным колоколом. Может, хозяева куда-то уехали. А может, квартиру подготовили к моему приходу? Я приоткрыл дверь и осторожно заглянул внутрь.



<<< ПрологСодержаниеГлава 2 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *