А знаете ли Вы?
Колумб полагал, что Земля имеет форму груши.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Mad Max

<<< Глава 15Содержание 


Глава 16


Скрипнула дверь, и в комнату зашел мужчина средних лет в полицейской форме. Резкий запах пота ударил Андрею в нос. Его немало удивило, как Егору в таком состоянии вообще разрешили допрос. Выглаженный пиджак и свежая рубашка не сочетались с бледным лицом и отстраненным взглядом полицейского.

Егор уселся напротив, пристально глядя на Роткина. Минуту в комнате царила тишина.

- Рассказывай, - бросил полицейский. – Все как есть. Кого ты там увидел в окне?

- Егор Артемович, я не понимаю, о чем…

- Камера выключена, - прервал его Егор.

Андрей с сомнением покосился в дальний угол комнаты.

- Я сам ее отключил. Только что.

Роткин как мог кратко обрисовал своего двойника и погоню за ним.

- Давно ты его видишь?

Андрей покачал головой.

- Все началось пару дней назад, после поста на форуме исследователей.

- Почему плащ, почему капюшон?

Андрей ответил не сразу.

- Сначала он был одет как я. Думаю, это связано с роликами, что раз в год приходят Сереге. Точнее, с их главным героем. Я не знаю мотивов человека в плаще, и для меня он стал эдаким воплощением тьмы. Тем, кто творит зло, просто потому что может. Артуру этот образ приглянулся.

- Что он хочет? Какие цели у него?

- Стать доминирующей личностью, как мне кажется. Получить контроль над телом и упрятать меня так глубоко, как только возможно.

- Что значит «мне кажется»? – отозвался Артур из темного угла комнаты. – Ты что, до сих пор сомневаешься?

Андрей вовремя подавил инстинктивный порыв ответить своему двойнику.

- А Ирикс тут причем?

Андрей прокрутил в голове поездку в участок. Он пытался все объяснить, но тогда Егор не хотел его слушать. Сейчас полицейский выглядел спокойнее, хотя Андрей не мог не заметить, как он борется с желанием второй раз заехать Роткину по лицу.

- Наши поиски отвлекают меня от одиночества. Мозг постоянно занят вопросами группы. Это мешает ему развиваться.

- Значит, этот твой Артур застрелил Уайда, чтобы, видите ли, его одиночеству ничего не мешало. Выходит, остальным еще повезло, что он Ирикса выбрал первым?

- Застрелил?!

Артур подошел к Егору и заглянул ему в глаза.

- Андрей, ты посмотри на него. Ему же не нужна правда! Ему козел отпущения нужен. Чтобы было на ком злобу выместить.

У него потрясение, сказал про себя Андрей. Такое бывает, когда теряют друзей. Тебе не понять.

- Он его еще выгораживает, - фыркнул Артур.

- Не застрелил, - ответил Андрей вслух. - Скорее, воспользовался ситуацией.

Егор глубоко вздохнул, но ничего не сказал.

- Что с нами будет? – спокойным тоном спросил Андрей, хотя внутри у него все сжалось в ожидании ответа.

Егор пожал плечами.

- Вы тут надолго не задержитесь. Показания возьмут и отпустят.

Полицейский сделал заметный акцент на слове «вы».

- У полиции куча свидетелей, которые видели, как все произошло. Обвинять вас никто не намерен.

- Меня второй раз за несколько дней привозят в участок с места убийства. И обе жертвы друг друга знали. Даже после этого отпустят?

Егор хмыкнул.

- Не так уж много человек в курсе этого. В прошлый раз тебя допрашивал Красницкий, и в деле по Ллойду это никак не отражено. У диспетчера, что дежурила в тот вечер, сегодня выходной, патрульные выйдут во вторую смену. Пока тебе везет.

- А одежда и мобильник в больнице?

Егор покачал головой.

- В рапортах написано, что операция закончилась, как только группа поймала маньяка. Про Рюки ни слова, как и про находки в подвале.

Артур уселся на стол, глядя на Егора.

- Рассказали бы про Лейна, пришлось бы и про Могильник рассказывать. Логично же.

Андрей заерзал на стуле. Ему стоило немалых трудов не терять нить разговора с Егором, когда в диалог постоянно влезал Артур.

- Красницкий вот так просто позволит нас отпустить?

- Он сегодня не вышел на службу. Дружки его тоже. Думаю, сейчас у них проблемы поважнее нас.

- Как бы отчитаться перед ДНСом, - кивнул Роткин. – И голову на плечах оставить.

Андрей представил, как босого Красницкого ведут из обжитого крысами подвала на допрос к лидеру секты. Роткин невольно улыбнулся. Он бы с радостью на это посмотрел.

- Им придется постараться, - ответил Егор. - Красницкий облажался в эпических масштабах. Опергруппа уже выехала к дому, где вас держали ночью. Квартиры наши тоже проверят. Когда показания подтвердятся, Красницкий немедленно станет главным подозреваемым. Полиция начнет копать под секту. Если повезет, это даже станет началом ее конца.

- Надо же, какой оптимист, - усмехнулся Артур. – В квартире Лейна полиция наткнется на фотографии выпотрошенных детей. Как вы им ЭТО объясните?

Андрей повторил вопрос вслух. Егор задумался.

- Они попробуют сделать то, что когда-то пытался я – опознать жертв. И у них это не выйдет. Детей нет ни в одной базе, ни один наш поиск по фотографиям их не узнает. Этих малышей будто вообще не существует.

- Только это не объясняет, откуда фото взялись у нас.

- Они все в интернете доступны. Я могу даже место показать, где Ллойд на них наткнулся. По правде говоря, они нам только на руку. Сложно объяснить полицейским, зачем мы тратим столько сил на поиски мифического Тихого Дома, но мотивы, по которым люди стремятся разузнать больше о жертвах, могут быть им понятны.

- А ты не думал, - щелкнул пальцами Артур, - почему этот твой Егор вообще здесь сидит? Жертва застрелена из его служебного пистолета. Кто дал ему право тебя допрашивать? Ему же самому статья светит.

Андрей нервно сглотнул и поднял глаза на Артура. Порождение подсознания смотрело на него с искренним беспокойством. Секунду спустя голосок в голове напомнил Роткину, что нужно продолжать диалог с Егором, и Андрей поспешно вернулся к изучению своих ногтей.

- А Друзья? Что будет с группой?

Егор пожал плечами.

- Секта приложила все усилия, чтобы не дать нам идти дальше. Что бы ты сделал, если бы узнал, что ей конец?

Артур нахмурился. Роткин чуть не подскочил на стуле.

- Значит, никто не собирается прекращать поиски?

Егор покачал головой.

- Не похоже, что Лейн или SIGINT намерены отступать. А я не хочу думать, что смерть Ирикса была напрасной.

- Им что, одного трупа мало? – прорычал Артур.

- Я больше всего боялся, что вас это остановит, - выдохнул Роткин. – Рад, что опасения были напрасны.

- Придержи коней, - осадил его Егор. – Твой Артур слишком опасен для всех нас. Не думаю, что после случая с Ириксом тебе найдется место в команде.

На самом деле Роткин боялся именно этого ответа.

- Мне не справиться одному, - взмолился он. - Если поиски Тихого Дома уйдут из жизни, эта вот тварь, - Андрей собрался ткнуть пальцем в Артура, но вовремя опомнился, - житья мне не даст.

- А иначе житья не будет нам всем, - ответил Егор. – В прямом смысле.

- Мужик дело говорит, - вставил Артур. – Ты же не хочешь наблюдать, как все твои друзья подыхают мучительной смертью?

- Я могу ему сопротивляться! – выкрикнул Андрей. – Он не в состоянии причинить вред намеренно. Я не знаю, почему Ирикс решил вышибить себе мозги, но он сделал бы это и без меня. Ты же не думаешь, что Артур способен на других людей влиять?

Егор вздохнул.

- Я понятия не имею, чему сейчас верить. Многое из того, что я посчитал бы полным бредом, оказалось правдой. Если на свете существует псих, который может убивать одного и того же человека каждый год, снимая это на видео, почему не может быть тульпы, которая подталкивает к суициду окружающих?

Артур обнажил свой злобный оскал.

- И правда, Андрюша. Хочешь проверить, на что я способен? Вперед. Рискни еще одной жизнью.

Роткин не нашел, что на это ответить. Егор поднялся со стула и вышел из кабинета, оставив Андрея наедине с двойником. Артур уселся на стул, в точности повторяя позу Егора.

- На твоем месте я бы не был так уверен в своей безобидности.

- Ты никого не убил сам, - бросил Андрей. – Ты просто заметил то, чего не видел я. ДНС копался в мозгах Уайда задолго до тебя. Я скорее поверю, что это была подготовленная заранее реакция, забитая Ириксу в прошивку. Но никак не твоих рук дело.

Артур медленно отодвинул стул, влез на стол и на четвереньках двинулся к Андрею, повторяя движения глота из Сайлент Хилла. Роткин раз за разом повторял себе, что это лишь игра воображения, но справиться со страхом не мог. Паника окутывала его с головы до ног. В нос ударила вонь разложившихся трупов. Артур подполз к нему так близко, что Андрей мог заметить маленького червячка, копошащегося в его волосах.

- Ты уверен, Андрюша?

Клацнула входная дверь. С трудом оглянувшись, Андрей заметил бледного как мел Егора. В руке он держал пистолет. Подойдя к столу, полицейский направил оружие на Роткина.

- Больше ты никого не убьешь, тварь.

Андрей инстинктивно закрыл лицо руками, но выстрела не последовало.

- Мой лучший друг убит по твоей вине, а тебя отпустят как простого свидетеля. Я этого так не оставлю.

Приоткрыв глаза, Роткин увидел, что Егор направил пистолет себе в висок.

- Стой, стой, стой… - затараторил Андрей. – Егор, пожа…

Его слова прервал выстрел. Андрей подскочил на стуле. Егор упал на пол, дергаясь в конвульсиях. Роткину казалось, что его сердце сейчас пробьет грудную клетку. Он ожидал, что на шум вот-вот примчатся другие полицейские, но голоса за дверью продолжали говорить таким же спокойным тоном, что и до выстрела.

Роткин взглянул на Артура. Тот, хохоча, вернулся обратно на стул.

- Видел бы ты свою рожу сейчас! Да тебя чуть самого инфаркт не хватил.

Андрей снова оглядел пустую комнату. Стены в момент очистились от крови, труп на полу исчез. Роткин почувствовал, как его наполняет ярость. Артур захохотал еще громче.

- Ты все еще уверен, что я никому не могу причинить вред? – спросил он, отсмеявшись. - У меня полный контроль над твоими органами чувств. Я могу внушить тебе что угодно. Не удивляйся, если в какой-то момент друзья превратятся в кровожадных чудовищ, жаждущих твоей смерти. Я изрядно повеселюсь, наблюдая, как ты пытаешься ЭТО игнорировать.

Роткин промолчал. На несколько секунд в комнате повисла тишина.

- Я бы на твоем месте задумался еще кое-о-чем, - добавил Артур. – Насколько иллюзорен тот мир, который ты считаешь реальностью?

Двойник поднялся со стула и медленно подошел к Андрею, нависнув над ним.

- Может быть, все твои друзья УЖЕ кормят червей. А может, их и не было никогда на самом деле.

- Бред! – Андрей едва не перешел на крик. – Мое общение с ними мешает твоему развитию. Ты не стал бы придумывать себе соперников.

- Это ты так считаешь, - оскалился Артур. – Для меня нет большего удовольствия, чем смотреть на твои страдания. А когда судьбы всех твоих друзей целиком и полностью зависят от меня…

Артур наклонился еще ближе к Андрею. Его оскал растянулся от уха до уха.

- Вот что я назвал бы счастьем.

Он врет, он врет, он врет, тараторил про себя Роткин, чувствуя, как мир вокруг начинает шататься из стороны в сторону. Андрей изо всех сил вцепился в ручки стула, стараясь не свалиться на пол. Звон в ушах усилился, очертания предметов расплылись. К горлу подкатил ком, Роткин почувствовал приступ тошноты. Его бы вырвало, если бы желудок не был пуст. Андрей глубоко и мерно задышал, стараясь хоть как-то нормализовать состояние. По вискам текли капли пота, но у Роткина не было сил поднять руку и смахнуть их.

Услышав щелчок двери, Андрей с трудом повернул голову. К столу подошел знакомо одетый человек, и хоть Роткин уже не мог различать лица, он сразу узнал Егора по запаху. Полицейский что-то сказал, но Андрей мог различить лишь беспокойные интонации. Уши словно ватой заткнули.

- Мне бы прилечь, - постарался произнести Роткин, но язык слушался его с большим трудом. Рядом с Егором возникло яркое круглое пятно. Среди потока непонятных звуков Андрей различил слово «зрачки». Кто-то взял его за руку. Подняв глаза, Андрей заметил еще одного человека, сидевшего напротив него. Он сразу узнал знакомый бежевый свитер и темно-русые волосы, заплетенные в хвост. На ее лице застыло выражение беспокойства.

- Привет, - улыбнулся Роткин. На душе сразу стало спокойнее. Андрей моргнул, с трудом разлепив веки. – Я так по тебе…

Мир снова закружился волчком. Андрей попытался ухватиться за стул, но никак не мог нащупать его ручки. Яркое пятно исчезло, вокруг стало светлее. Сверху вниз проскакивали огоньки. Бежевый свитер в их свете выглядел белым.

- Откуда тут лифт? – промямлил Андрей.

Он прикрыл глаза, чтобы все обдумать, и через мгновение замахал руками, чувствуя, как вертится в пространстве. Когда вестибулярный аппарат успокоился, Андрей почувствовал под головой пропитанную потом подушку. Он медленно открыл глаза. Прямо перед ним стояла женщина в белом халате, не сводя с него глаз.

- Слышишь меня? – спросила она. – Слова различаешь?

Андрей кивнул. Он заметил приколотый к халату бейдж, перекошенный набок. Врача звали Татьяной.

- Говорить можешь?

- Да, я… - Роткин запнулся на полуслове. В горле было сухо. – Попить бы.

Женщина вышла из кабинета, цокая каблуками. Минуту спустя она вернулась с пластиковым стаканом в руках и поставила его на столик у кровати. Андрей медленно принял сидячее положение. В дальнем конце кабинета он разглядел еще одну женщину, сидящую за столом. Голова гудела. Роткин потянулся к стакану и залпом осушил его, почувствовав облегчение.

- Я в обмороке был, да?

Татьяна посветила в лицо Андрею фонариком.

- Зрачки реагируют на свет, - произнесла она немного монотонным голосом, но с заметным облегчением. Ее коллега зашуршала ручкой по бумаге.

– Дыхание в норме, судороги отсутствуют. Узнаешь меня?

Андрей покачал головой.

- Галлюцинации прекратились, - продолжила Татьяна. – ФИО? Год рождения?

Андрей назвался.

- Ты помнишь, как попал сюда?

Роткин постарался разложить спутанные воспоминания в хронологическом порядке.

- Помню, что был в полицейском участке. Там мне стало плохо, и видимо, кто-то вызвал скорую.

- Поразительно, - покачала головой Татьяна. - Похоже, он в норме. Из комы вышел без нашей помощи.

- Чего-чего? – уставился на врача Роткин.

- Поверхностная кома первой степени без осложнений, - ответила женщина в халате. – Частое следствие алкогольных отравлений.

- Но я не пил уже...

Андрей запнулся, вспоминая, когда последний раз был пьян.

- Твой анализ крови это подтверждает. Травмы головы были?

- Нет. Не помню такого.

- Диабетом страдаешь? Проходишь курс лечения чем-нибудь?

- Нет и нет.

- Тогда рекомендую записаться к невропатологу по месту жительства. Иногда причиной неглубокой комы может быть… инородное образование в мозгу.

- Вы про рак говорите?

- В том числе, - нехотя согласилась Татьяна. – Или лопнувший сосуд. Ты раньше времени не волнуйся, у тебя возраст не тот. Но чем скорее мы это исключим, тем лучше.

Интересно, подумал Роткин, можно ли впасть в кому из-за слишком самоуверенной тульпы, которая постоянно ковыряется в мозгах?

Андрей бросил взгляд на часы над входной дверью.

- Восемь вечера?! Сколько я пробыл без сознания?

- Ты поступил полвторого, - ответила врач. – Почти семь часов. Пару раз ты приходил в себя, но ненадолго. Первая степень обычно так и проходит.

- Мне бы домой поскорее, - сказал Андрей, вставая с койки. Голова снова пошла кругом, но он смог удержаться на ногах.

- Ты точно в порядке? Идти сможешь?

Андрей различил искреннее удивление в голосе врача.

- Как видите. А не должен?

Татьяна покачала головой.

- Обычно людям нужно время, чтобы восстановиться после комы. Даже такой поверхностной. Я за пятнадцать лет ни разу не видела, чтобы кто-то сразу мог ходить и строить осмысленную речь. И помнил все, что случилось.

Андрею на ум пришли слова Артура про иллюзорность реального мира. Роткин осмотрел кабинет и к своему облегчению нигде не заметил двойника. Голос в голове тоже молчал.

- Я могу идти? – спросил Андрей. Он хотел убедиться, что полицейские не дали Татьяне указания держать подозреваемого в палате.

Врач кивнула.

- Но можешь остаться до утра здесь. Если приступ повторится, мы сможем оперативно оказать помощь.

- Нет, спасибо, - отмахнулся Роткин, выходя из палаты. На секунду он замер в дверном проеме, заметив в коридоре сразу два знакомых лица.

- Очнулся, - поприветствовал его SIGINT. – Семь часов. Как по учебнику. Но я удивлен, что ты уже ходишь.

- Для врача это тоже был сюрприз, - неопределенно махнул рукой Андрей. – Где мы находимся?

- Ближайшая к участку больница, - ответил Лейн. Андрей мысленно нашел ее на карте города.

- А где Егор? Остался?

- Вряд ли его скоро выпустят, - ответил Сергей. – Ему придется тонны бумаги исписать, чтобы избежать обвинений в халатности и увольнения.

Андрей плюхнулся в кресло рядом с Сергеем.

- Какой план у нас?

- Отвезем тебя домой, - ответил SIGINT.

- Уже можно?

Сергей кивнул.

- Егор говорит, квартиры проверили. К нам ко всем забирался кто-то из дружков Красницкого. Все вверх дном перевернули, но ценные вещи на месте.

SIGINT полез в карман и протянул Роткину связку ключей от его каморки.

- Спецназ нашел их в доме, где нас держали.

- Что они хотели у меня найти? – недоумевал Андрей. – Им мало было крота среди нас?

- Им не хватает этого, чтобы понять мотивы Ллойда, - ответил Лейн. – Возможно, они решили, что Хрусталев до сих пор жив, раз связался с тобой после своей якобы смерти.

- Либо, - предположил Сергей, - надеялись узнать, где Хрусталев сейчас.

Андрей вспомнил карту уровней сети. Ступень под названием «смерть» и впрямь была не последней на пути к Тихому Дому. Если Хрусталеву удалось обскакать сектантов, приоритеты ДНСа могут поменяться. Поймать чересчур умного нетсталкера важнее, чем сдерживать других, которых и так почти не осталось.

Роткин усмехнулся. Интернет-секта гоняется за человеком через неделю после его смерти. В какой момент он перестал считать подобные вещи бредом?

Сергей поднялся с кресла, дошел до окошка регистратуры и заговорил с женщиной по ту сторону стойки. Один раз SIGINT оглянулся и указал на Андрея. Выражение его лица было дружелюбным, но женщина в окошке смотрела на него со смесью страха и подозрения. Наконец она неуверенно кивнула. Сергей зашел за стойку регистратуры. С той стороны что-то тихонько клацнуло, и SIGINT поднес к уху трубку древнего телефона. Короткий разговор длился не больше минуты. Кивнув пару раз, SIGINT положил трубку и вернулся к товарищам.

- Заказал нам такси, - сказал он. - Раз ценные вещи остались на месте, таксисту я наскребу.

Андрей внезапно понял, что после того, как Друзья разъедутся по домам, он может никогда больше их не увидеть.

- Мне с вами теперь нельзя?

По лицу Сергея Роткин увидел, что тот уже думал об этом. Тем не менее, ответил SIGINT не сразу.

- Ты здорово всем нам помог, вытащив Лейна. Можно сказать, жизнь ему спас. Мне бы не хотелось после такого выгонять тебя из команды.

- Да кому бы хотелось, - отозвался Рюки. Его голос звучал дружелюбно. Андрей попытался представить, когда Лейн стал подозревать в предательстве Ирикса. Было ли это до их встречи с Роткиным в лесном доме? Ведь иначе логичнее было бы обвинить во всех грехах новичка, который вылез непонятно откуда.

- Но, - продолжил SIGINT, - Об Артуре в твоей голове я тоже знаю. Пока мы не поймем, что заставило Ирикса вышибить себе мозги, я немного боюсь за всех нас, когда… твой двойник бродит неподалеку.

- Когда я рядом с вами нахожусь, - озвучил Андрей то, что Сергею не позволила вежливость. Тот кивнул, поджав губы. Андрей мысленно вздохнул с облегчением: по крайней мере, из чата и с форума его выгонять не спешили.

- Артур не просто берет надо мной верх. Он убивает меня как личность. Я уверен, что кома – это еще одна попытка выдворить меня из головы. Пока что его старания не увенчались успехом, но он быстро учится. И единственное, чего он боится – это загруженности мозга, когда я занят поисками Тихого Дома. Если это отнять, у него не останется препятствий. Либо в один момент Артур сотрет меня из собственной головы, либо я угожу в дурку. И после того, что мы видели в Могильнике, я сомневаюсь, какой исход лучше.

Сергей не нашел, что ответить. Он уселся в кресло, кусая губы в раздумьях. Андрей откинул голову на спинку кресла и прикрыл глаза, стараясь успокоить жужжащие беспорядочным роем мысли. Щелкнула дверь кабинета, в коридоре показалась Татьяна. Она протянула ему направление к невропатологу и ушла куда-то в сторону регистратуры. На этаже было тихо. До Андрея доносились тихие щелчки по клавишам из кабинета по соседству, чья дверь была не закрыта. Женщины в приемной говорили друг с другом едва ли не шепотом. Андрей вспомнил шумное людное утро в больнице, где работал SIGINT. Если здесь такой же поток пациентов, волей-неволей научишься ценить тишину.

В регистратуре зазвонил телефон.

- О! – вскочил Сергей. – Приехало наше такси.

Он добежал до аппарата, снял трубку и, узнав номер машины, вернулся к друзьям.

- Синий Логан, - сказал он. – Ждет на площадке у входа.

 

Почувствовав холодный асфальт под ногами, Роткин задрожал всем телом. Каждая клеточка его организма требовала вернуться в уютный коридор и сидеть там хоть до наступления лета. Роткин ускорил шаг. Заметив припаркованный Логан, Андрей пустился к нему едва ли не бегом. Открыв заднюю дверь, он скользнул в салон. Водитель с подозрением посмотрел на троих оборванцев, в конце октября шныряющих по улице с голыми ногами.

- Я заплачу, - поспешил заверить его SIGINT. – Только деньги у меня дома.

Секунду поколебавшись, таксист махнул рукой и завел машину, явно жалея, что ответил на вызов. Легковушка вырулила на дорогу и помчалась по ночному городу.

Ехали молча. Логан летел по шоссе, обгоняя всех на пути и в последний момент проскакивая перекрестки. Таксист резко тормозил, резко разгонялся, и при каждом его маневре Андрея то вжимало в сидение, то кидало носом в спинку водительского кресла. На поворотах он против воли елозил туда-сюда по заднему сидению, ухватившись за ручку над дверью.

Таксист завернул во двор, с трех сторон обрамленный широкой девятиэтажкой в форме буквы П. SIGINT отстегнул ремень и вылез из салона.

- Я мигом, - бросил он и скрылся в подъезде. Несколько минут спустя Сергей вылетел на улицу. За это время он успел обуться и накинуть куртку. Подбежав к машине, SIGINT протянул водителю несколько купюр. Тот забрал их с выражением удивления на лице. Он и не думал наверно, что кто-то ему заплатит, мысленно усмехнулся Андрей. С лица водителя исчезла гримаса презрения. Три странных пассажира только что выросли в его глазах с халявщиков-оборванцев до обычных честных людей, попавших в трудную ситуацию.

- Куда теперь? – спросил он с воодушевлением. Лейн назвал адрес, моментально остудив пыл таксиста. В районе, где жил Рюки, никто не хотел появляться без необходимости.

На этот раз дорога заняла куда больше времени. Водитель выбрал не самый короткий, но самый безопасный путь. Ехал спокойно, не привлекая внимания. Едва он завернул на улицу, где жил Рюки, как мимо проехала черная легковушка с тонированными стеклами. Подъезжая к такси, она сбросила скорость, и стекло на месте водителя опустилось. Андрей увидел худющую фигуру, вцепившуюся в руль костлявыми пальцами. Глаза водителя были скрыты за темными очками. Он потянулся к бардачку, но в последний момент передумал и, вдавив педаль газа, умчался прочь.

У Роткина отлегло. Каждый удар замедляющего бешеный ритм сердца отдавался в висках. Андрей вытер о штаны вспотевшие ладони.

Окно в квартире Лейна по-прежнему было распахнуто настежь. Никто из отряда спецназа не потрудился его закрыть.

- Приехали, - сказал водитель, даже не заезжая во двор. Лейн открыл дверь и вышел из машины.

- Я забегу вещи забрать? – спросил водителя Роткин.

- Я тут ждать не собираюсь.

- Сейчас вынесу, - ответил Лейн. – Полминутки.

Хлопнув дверью, он помчался к дому так быстро, как позволяли его голые стопы. Водитель беспокойно озирался по сторонам. В напряженной тишине прошло несколько минут.

- Ну где там товарищ твой, заснул что ли?

Моментом позже фигура Лейна обозначилась на дорожке от дома до такси. Он был все так же без обуви и в одной водолазке, а в руках тащил охапку верхней одежды Андрея. Рюки запихнул ее в салон такси через открытое окно.

- В карманах телефоны, кошелек, ключи от машины, документы. Давай, уда…

Договорить Лейн не успел. Водитель сорвался с места и помчался по дороге.

- Куда едем? – спросил он, не сбавляя скорости. Роткин продиктовал свой адрес. Водитель выскочил на оживленную трассу. Пока он гнал к дому, Андрей обулся, накинул куртку и проверил телефон. Он был немало удивлен, не увидев ни одного пропущенного звонка. По его ощущениям, с момента визита к Лейну прошел год, не меньше. На самом деле даже суббота не успела закончиться.

Андрей включил мессенджер Друзей. Лейн и SIGINT были в сети. Роткин вспомнил, что так и не рассказал им про секретный раздел на флешке. Он прокрутил в голове события дня. Неужели никому не интересно, зачем ему в больнице понадобился носитель?

Роткин помнил, что у Лейна были схожие догадки, но в тот момент Андрею страшно хотелось оказаться полезным команде. Хоть в чем-то. Выбрав в списке контактов Лейна, Андрей отправил ему сообщение:

Забыл сказать. На флешке действительно есть скрытый раздел.

Минуту спустя пришел ответ от Рюки:

TC? Пароль?

Андрею на ум пришло сообщение Хрусталева. Стойкость шифрования не имеет значения – они в один момент вскроют любой криптотекст. Если это действительно так, стоит ли отправлять пароль через публичные каналы связи?

Впрочем, Хрусталев не боялся передавать информацию намеками. Видимо, такие сообщения сектанты отловить не могли. Андрей отправил ответ:

Да. На что мы потратили вчерашний вечер?

Лейн не ответил. Роткин доехал до дома, поднялся на свой этаж, поглядывая на телефон. После суток, проведенных без куртки и ботинок, верхняя одежда казалась ему невероятно удобной. Ноги не каменели от холода, Андрей больше не был бессилен перед промозглым осенним ветром.

Дверь его квартиры была закрыта, в тамбуре царил такой же порядок, как и до ухода Роткина. Андрей медленно отпер дверь, почувствовав прилив спокойствия от запаха родной квартиры. Пол в коридоре был испещрен следами грязных ботинок, уходившими в комнату и на кухню. Разувшись, Андрей запер дверь и прошел в комнату оценить масштабы погрома.

Увиденное его приятно удивило. На заваленном бумагами полу стоял открытый ноутбук. Должно быть, неизвестный обшарил его вдоль и поперек, пытаясь найти другие сообщения Хрусталева. Андрей улыбнулся. Пароли от соцсетей, почтовых ящиков и форумов он хранил в голове, а браузер был настроен на полную очистку истории посещений, кук и кэша при выходе. Роткин был искренне рад, что его паранойя хоть раз принесла пользу.

На диване лежал системный блок без боковой крышки, рядом с ним Роткин заметил охапку жестких дисков. Из открытого комода выпало несколько футболок. Старая настольная лампа лежала разбитая на полу.

Андрей отправился в ванную. Включив воду, он оглядел повязку на ноге и осторожно разрезал бинты. К его радости, несмотря на ужасные условия, рана начинала заживать.

Пока набиралась ванна, Роткин переместилися на кухню. Он вытащил из холодильника все, что не нужно было готовить, и с жадностью накинулся на еду. Самые безвкусные булочки и печенья, неделями томившиеся в кухонном шкафчике, заиграли новыми вкусовыми красками. В расход пошла даже отвратительная карамель, что перекочевала в его холодильник еще из родительской квартиры.

С набитым желудком лежать в ванне было вдвое приятнее, но глаза у Роткина слипались еще на кухне, и его помывка заняла не больше пяти минут. Выйдя из ванны, Андрей обработал рану на ноге и наложил новую повязку. Запихнув грязную одежду в стиральную машинку, он вернулся в комнату и, осторожно шагая по нагромождению бумаг, добрался до дивана. Кутаясь в одеяло, Андрей подумал, что неплохо было бы хоть системник убрать на пол. Но эта мысль исчезла, едва он закрыл глаза.

 

Ночь пролетела за одно мгновение. Роткин не просыпался, не видел снов. Он просто лег на диван, и через пять секунд уже открыл глаза, удивленный, что в комнате светло как днем. Часы на стене показывали ровно полдень. Андрей повернулся на другой бок, наслаждаясь тишиной. После субботних похождений ему хотелось впитать каждую секунду этого покоя, проникнуться им. Получилось хуже, чем два дня назад. Подброшенная памятью картинка с машиной, забрызганной мозгами Ирикса, разрушила всю атмосферу безмятежности. Роткин поморщился, открыл глаза и потянулся к телефону.

Остатки сна как рукой сняло, когда Андрей увидел сообщение от Лейна. Пришло три часа назад.

Собрали радиофайл. Приходи как сможешь.

Роткин настрочил в ответ, что будет через час, и кинулся одеваться, забыв про планы привести квартиру в порядок. Наскоро перекусив, он выскочил из дома и поспешил к остановке маршрутных такси.

Путь до дома Лейна оказался длиннее, чем в прошлый раз. Роткин петлял, стараясь не встречаться с местными жителями. Зайдя в подъезд, он с облегчением отметил, что солнце светит достаточно ярко, чтобы свет из покрытого пылью окошка освещал весь этаж внизу. На площадке было тихо. О наркоманах-людоедах напоминал лишь кровавый след, тянувшийся к подвалу с площадки, где позапрошлой ночью лежал бездомный с перебитым позвоночником. Андрей залетел на второй этаж, пытаясь не думать о дальнейшей судьбе несчастного, и торопливо постучал в железную дверь. Замок лязгнул сразу, будто в прихожей его уже ждали. Дверь приоткрылась, и в проеме показался Лейн. Торопливо оглядев площадку, он кивнул и распахнул дверь настежь. Андрей скользнул в прихожую.

К его удивлению, по эту сторону железной двери царил порядок. Пол не был покрыт следами грязных ботинок, на месте дыры в дверном косяке забили доску. В руках у товарища Андрей заметил половую тряпку.

- Разувайся, проходи, - пригласил Лейн. – Куртку можешь не снимать. В зале свежо и сквозит до сих пор.

Сняв ботинки, Андрей прошел в зал.

В комнате царил полумрак. Разбитое окно было заставлено фанерой и оклеено непрозрачным скотчем. Холодный осенний ветер со свистом пробирался через крохотные отверстия между окном и клейкой лентой. Техники на столах стало заметно меньше. Должно быть, многое пришлось выкинуть после визита Красницкого. На диване развалился SIGINT с ноутбуком Хрусталева, вытянув ноги на стул.

- Честно признаться, я не был уверен, что вы захотите меня видеть.

SIGINT оторвался от экрана.

- Егор написал утром. Патологоанатом что-то нашел на теле Уайда. Никто не горит желанием делиться с Егором подробностями, но он говорит, версию с тульпой можно исключить.

Андрей по инерции оглядел комнату. Артура нигде не было.

- Флэшку смотрели?

SIGINT кивнул.

- Пароль к Перевалу не подобрали. Как и ты, полагаю.

Роткин кивнул в ответ.

- Лейн написал, вы собрали файл, что передавался по радиоканалу.

Сергей озорно улыбнулся.

- О, да. Лейн наваял скрипт, пока ждали тебя в больнице. Вечером подключил приемник к аудиовыходу. Сигнал передавался восемь часов, прежде чем начал повторяться. Чуть больше гигабайта. Мы скормили его той странной программе, и… в общем, сам посмотри.

SIGINT протянул Андрею ноутбук. В комнату зашел Лейн.

- Хочу видеть твое лицо, когда ты запустишь AIPI, - сказал он, усевшись рядом с Сергеем.

Андрей поставил ноутбук на стол и запустил AIPI. В этот раз загрузка шла намного дольше. Мигнул огонек веб-камеры, но вместо ошибки на экране появилось совсем другое сообщение.

Приветствую. Кто вы?

Андрей уставился на экран, затем перевел удивленный взгляд на друзей.

- Ответь ему, чего ты, - сказал Рюки, улыбаясь от уха до уха.

Роткин набрал короткий ответ:

Андрей.

На экране мгновенно появилось ответное сообщение:

Привет, Андрей.

Роткин снова взглянул на друзей. Они что, собрались удивить его лабораторной работой первокурсника на тему «переменные в С++»?

Лейн продолжал улыбаться. Пустая строка с мигающим курсором под сообщением программы призывала написать что-то еще. Подумав немного, Андрей повернул ноутбук, чтобы камера могла захватить всех троих, и набрал:

Сколько человек в сейчас в комнате?

Программа размышляла не больше секунды.

Я вижу три лица.

- Ничего себе, - ахнул Андрей. – Она понимает вопросы на человеческом языке?

- Точно, - кивнул Рюки. – У нас тут аналог Кортаны, которая понимает русский. С одним небольшим отличием.

Лейн замолк, ожидая реакции от Роткина. Тот в свою очередь не понимал, что именно от него ждут.

- Не понял намек? – спросил Лейн. Андрей покачал головой. Рюки подтащил к Андрею стул и уселся рядом.

- На мой взгляд, AIPI - это аббревиатура от “AI Pattern Interpreter”.

В голове Роткина забрезжила догадка.

- Интерпретатор нейронных сетей?

- Так точно. NNI - расширение файла, с которым он работает – не что иное, как neural network image.

- И что делает нейронка с радиоканала?

- Отвечает на вопросы, по большей части. Если мы молчим, он никак себя не проявляет, кроме лампочки на вебке. Интереснее другое.

Андрей молчал, ожидая продолжения.

- Вернемся к Кортане. Ты помнишь ее предысторию? Помнишь, почему она всегда в образе голой женщины?

- Это ее личность, - ответил Андрей с хвастливыми нотками в голосе. Ему всегда нравилось блеснуть гиковскими познаниями. – Чтобы смущать людей, побеждать их в споре.

- Именно. Личность. Нейронка, запущенная сейчас, намного проще по строению, да и гигабайт памяти – не очень-то много по нашим меркам. У нашего виртуального собеседника крайне ограниченный кругозор, но зачатки личности существуют. Ты легко в этом убедишься, спросив его имя.

Андрей послушно напечатал вопрос:

Как тебя зовут?

От ответа он долго протирал глаза, спрашивая себя, реально ли написанное.

Мое имя Артем Хрусталев.



<<< Глава 15Содержание 




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *