А знаете ли Вы?
Саргассово море не имеет побережья. Оно со всех сторон окружено Атлантическим океаном.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Thief (2014)

<<< Глава 3СодержаниеГлава 5 >>>


Глава 4


Роткин открыл глаза. Комнату освещал слабый свет из окон дома напротив. Вокруг было абсолютно тихо. Андрей буквально кожей ощутил всепоглощающее чувство одиночества, словно он остался один на всем свете. Оно не беспокоило – скорее наоборот, согревало. Андрею нравилось иногда просыпаться среди ночи. Днем он постоянно куда-то торопился, вечером засыпал с мыслями о следующем дне, а утром вскакивал от будильника, понимая, что пора бежать на учебу. Ночью же никуда торопиться не нужно. Есть возможность что-то сделать спокойно, без спешки. Пожалуй, единственная возможность.

Я жду ответа.

Андрей поднял голову и оглядел пустую комнату.

- Кто здесь?

Да я же. Тульпа твоя.

На диване восседал парень, как две капли воды похожий на Андрея. Роткин мог поклясться, что секунду назад незваного гостя тут не было, но почему-то его не удивило это неожиданное появление.

- О чем ты?

О письмах твоих. О расследовании.

- Я… я не знаю, - растерялся Андрей, обескураженный тем, что его тульпа впервые с ним заговорила. - Посмотрю, что на форуме ответят... а откуда ты взялся-то?

Что значит «откуда»? Родился по твоей милости. Забыл, что ли?

- Не забыл, - Андрей приподнялся на кровати. – Но я давным-давно завязал с тульповодством. Никак не мог себе внушить, что ты реален. Не мог поверить в твое существование. А тут столько времени без тренировок, и на тебе. Вижу свою тульпу как реальную личность, безо всяких усилий. Удивительно.

Тульпа поджала ногу и развалилась на диване - точно так, как это делал Андрей.

Ну, давай покопаемся в твоей памяти придумаем объяснение. Вот, смотри. Чем наш мозг отличается от компьютера? Правильно, спектром решаемых задач. Компьютеры нацелены решать одну проблему за раз и справляются с этим лучше любого человека. Но ты читал умные книжки и знаешь, что в дикой природе важнее умение анализировать несколько проблем сразу. Человеческий мозг в этом преуспел. Пока ты держишь в голове одну мысль, он параллельно обдумывает еще бесчисленное множество. Такая многозадачность, если угодно. Ты даже не узнаешь об этих фоновых процессах, пока тебя не осенит идея. Или пока с тобой не заговорит порождение твоего подсознания.

- Чего ж ты раньше-то не появился, - пробормотал Андрей. – Когда действительно был нужен. Сейчас мне одному комфортнее.

Тульпа приподнялась на диване и посмотрела Андрею в глаза. Роткин не переставал удивляться, как легко у него получалось разглядеть плод своей фантазии в самых мелких подробностях.

Вот это меня и беспокоит. Не очень-то гуманно родить личность, потом закинуть ее на самое дно подсознания, а теперь и вовсе пытаться убить.

- Ты не личность, - ответил Андрей. – В лучшем случае ты копия моей личности. Не могу я придумывать достоверных персонажей. У тебя и внешность моя, потому что я другую представить не смог.

Тульпа нахмурилась. Андрей почувствовал едва уловимую угрозу в ее взгляде.

Андрей, давай без оскорблений. Ты поставил перед своим мозгом задачу придумать личность. Может, осознанно ты ее и бросил, но в фоне твой мозг продолжал над ней работать. Результат ты видишь перед собой. Видишь-видишь, не сомневайся! Чего уставился? Забыл, что мы с тобой один мозг делим? Я все твои мысли читаю.

Ситуация была странной, но Андрея переполняло чувство восхищения. В первый раз в жизни его тульпа с ним спорит! Роткину и в голову не могло прийти, что это настолько необычно.

- Тогда зачем меня о чем-то спрашивать? Если заранее знаешь, что я скажу.

Я могу читать твои мысли, но будущее предсказывать не способен. Ответа на интересующий меня вопрос у тебя нет. Я хочу подтолкнуть тебя помыслить в нужном направлении и прийти к четкому решению. Ты и дальше собираешься продолжать эту… социальную адаптацию?

Андрей мог поклясться, что тульпа фыркнула, произнося два последних слова.

- Тебя что-то не устраивает? Тогда вон из моей головы. И проблема решена.

Тульпа встала с дивана и сделала шаг к андреевой кровати. Угроза в ее взгляде была уже ничем не прикрыта.

А вот это ты зря, Андрюшенька. Напомнить тебе, при КАКИХ обстоятельствах ты меня создал?

- Причем тут это?

При том, тормоз. Вспомни, каким ты был, когда она тебя бросила. Унылое говно, неспособное воспринимать позитивную точку зрения. На друзей забил. Ненавидел весь мир. Заперся в своем бетонном мирке за двумя железными дверьми и боялся даже на ее страничку в соцсети заглянуть. И я не удивлен. Если б ты увидел, что у нее все хорошо, то в тот же вечер свел бы счеты с жизнью.

- Нахер иди, - Андрей отвернулся от тульпы и демонстративно закрыл глаза, но куда там. Голос придуманного двойника звучал прямо в голове.

За что ты ее так ненавидел, Андрей? Она ушла, потому что ТЫ вел себя как мудак. В этом ТВОЯ вина, и ты это прекрасно понимал. Ненавидел себя за это, а когда не занимался самобичеванием, строил жалкие планы мести. Ты правда надеялся, что она разозлится, когда ты в соцсети поменяешь статус семейного положения? Ах да, это же лишь первый шаг. Заинтересовать ее. Пусть сама напишет. Пусть думает, что по своей воле выпытывает факты о твоей личной жизни, которые ты так старательно сочинял.

Андрей накрыл голову подушкой, словно она могла защитить его от его же собственных мыслей.

Зря ты такого низкого мнения о своих сочинительских способностях. Врун из тебя первоклассный. Но в подобной ситуации даже слизняк повел бы себя благороднее.

Андрей сорвал подушку и резко поднялся на кровати, чтобы тут же встретиться с тульпой нос к носу. Его точная копия стояла рядом с кроватью. В какой-то момент Андрею показалось, что он почувствовал ее дыхание.

- Ты мне тут мораль читать собрался? Мнение свое засунь... вот туда, куда я сейчас представил. И не мешай мне спать.

Тульпа вытянула губы в улыбке, но Андрей увидел на ее лице оскал.

Нет, Андрюшенька. Мне наплевать на твой моральный облик и твои поступки. Я лишь напоминаю, о чем ты тогда думал и что чувствовал. Теперь давай включим логику. Сколько длилось это твое состояние?

- Ты сам все знаешь.

Я-то знаю, а вот до тебя, похоже, никак не допрет. Будь добр, ответь на вопрос: сколько это состояние длилось?

- Ну, год. Около того.

И чем ты занимался в последние месяцы этого года?

- Тебя создавал.

Именно. Создавал тульпу от отчаяния. Чтобы внушенный интерес к неизведанному хоть немного заглушил твои мрачные мысли.

Андрей молчал, нацепив выражение лица «ага, очень интересно, сейчас усну».

И что случилось дальше?

- Мне стало лучше.

К этому я и клоню. Теперь хоть доходит?

В голове Андрея забрезжила неясная догадка. Он еще не мог облачить ее в слова, но это смутное озарение уже пугало его. Тульпа улыбнулась еще шире.

Да-да. Ничего не пропадает бесследно. Вся твоя ненависть, пессимизм, желание отомстить – все было заключено во мне. Правда, тогда поговорить по душам не получилось – ты забил на меня до того, как я получил дар речи. Ты замуровал меня в метафорической камере метр на метр, где моим лучшим другом было мокрое пятно на стене. День за днем в тесной комнатушке, где даже лечь нельзя. И ни намека на надежду.

- Вот и оставался бы там, - бросил Андрей. Он хотел, чтобы его слова прозвучали уверенно, но не смог скрыть дрожь в голосе.

Твой мозг решил иначе. Пока ты строчил сообщения другим слюнтяям-неудачникам в интернете, гордый, что преодолел свой кризис, у меня появился характер. Я осознал, где нахожусь и по чьей вине. Со временем унылость и пессимизм исчезли без следа, а вот ненависть никуда не делась. Ненависть дала мне проблеск надежды на спасение из тесного темного ада. Благодаря ей я сейчас говорю с тобой.

Тульпа наклонилась вплотную к Андрею. Роткин осознавал, что это лишь плод его воображения, но невольно отпрянул. В следующий момент тульпа заговорила таким спокойным и ровным голосом, что Андрею стало действительно страшно.

В бетонной стене толщиной полтора метра я пробил дыру голыми руками. Царапал ее ногтями, дубасил, ковырял. Сколько раз ломал руки и ноги, уже не помню – сбился со счета после десяти. Пальцы стер до костей. А уж мои крики… даже ты их должен был слышать. И в конце концов я почувствовал легкое дуновение ветерка снаружи. Это был лучший момент за всю мою жизнь. Ни одно твое воспоминание рядом не стояло.

- Ну выбрался ты, - пробормотал Андрей. – Рад за тебя. Теперь что? Мстить будешь? До самоубийства меня доведешь?

Сдалось мне твое самоубийство. Если наши мозги закопают в деревянном ящике, я тоже исчезну. Не волнуйся, дружок. Никто никого убивать не собирается.

Мы с тобой заперты в одном мозгу. Так уж получилось, что изначально здесь был ты, так что претендовать на единоличное обладание этим уютным местечком я не собираюсь. Слишком рискованно уничтожать твое сознание. Я лишь прошу отказаться от социальной жизни, как и было до этого. Испытывая непреодолимую потребность в общении, твой мозг будет и дальше развивать меня как личность. Придумает имя, прошлое. Свою внешность, в конце концов. Я буду настоящим человеком.

Андрей хмыкнул.

- Вслух я это не скажу, но ты и так видишь, что я думаю о тебе и твоем развитии.

Тульпа разочарованно опустила глаза и отступила.

Как грубо, Андрей. Иногда мне кажется, что в тебе ненависти больше, чем во мне – а я ведь буквально соткан из нее. Меня радует лишь одно – то, что ты так усердно пытаешься от меня скрыть. Пойми уже, ничего ты от меня не утаишь! Я все твои потаенные мыслишки вижу. Чего ты там хотел? Ах да, «перегородку», чтобы не принимать мои мысли за свои. Получи, распишись! О моих планах ты не знаешь ничего. А вот мою неспособность читать твои мысли ты не предусматривал. Как там было… дай-ка покопаться в твоей памяти… вот! Бойтесь своих желаний. Ты получил именно то, что хотел. Правда, мне твои мысли и читать не обязательно, чтобы увидеть, как ты побледнел и трясешься мелкой дрожью. Давай прекратим перепалку. Скажу по существу. Твоя новая страсть поймать этого Хомида Йита и понять, что происходит, приведет тебя к непомерной социальной активности. Не какие-то там «привет-привет», «пока-пока», как сейчас. Меня беспокоит, что ты так даже… фу, противно говорить… друзей себе заведешь. А еще эти поиски неизведанного сильно повышают мозговую активность. Твои фоновые процессы, вместо работы над моим характером, начинают строить теории и догадки, которым конца-края нет. Для меня это неприемлемо, и я всеми силами буду стараться этому помешать. Если отговорить тебя не получится, я пойду на крайние меры. Либо ты даешь мне развиваться, либо сгинем мы оба.

Андрей закусил губу. Что можно сказать созданию, которое знает любой твой ответ еще до того, как ты его озвучишь?

- То есть, ты… хочешь, чтобы я до конца жизни оставался полным отшельником?

Тульпа перестала буравить Андрея взглядом. Выражение ее лица подобрело.

Я рад, что ты пытаешься унять эмоции и прислушаться к моим словам. Я не настаиваю на ПОЛНОЙ социальной изоляции. Ты можешь контактировать с людьми – до тех пор, пока эти твои контакты нельзя назвать регулярным приятным общением. К тому же, у тебя всегда буду я. Поверь, когда я обрету свое мнение, мы всегда найдем, о чем поболтать.

Тульпа внимательно посмотрела в глаза Андрею.

Кстати, почему ты всегда думаешь обо мне в женском роде? Тульпа, тульпа, она… Давай придумаем мне имя. Ну, скажем, Артур. Артур Смит. Мне двадцать два года, я люблю науку и медицину. В особенности – гематологию. Теперь тебе легче воспринимать меня как отдельную личность, а не часть тебя. Это замечательно. И еще, мысль о моем исчезновении можешь отбросить сразу. Я никуда не денусь, если ты выспишься.

Артур отвернулся от Андрея и проследовал в кухню. Тот факт, что на пути стояла бетонная стена, тульпу нисколько не смущал. Секундой позже в голове прозвучал хорошо знакомый голос.

Ты и так спишь, дурачок.

 

Вздрогнув всем телом, Андрей открыл глаза и оглядел комнату. В квартире он был совершенно один. С улицы доносились едва различимые звуки просыпающегося города – хлопали подъездные двери, мимо проезжали машины. Отопление работало на совесть, и за ночь Андрей взмок под одеялом. От ночного чувства одиночества не осталось и следа. Воображаемый двойник тоже исчез. Воспоминания о ночном разговоре были словно в дымке – расплывчатые, противоестественные, во многом нелогичные. Это как ворочаться полночи в кровати, не осознавая, что хочешь в туалет, а утром проанализировать все с позиции ясного рассудка. Потом полдня удивляешься, какой же бред может лезть в невыспавшуюся голову.

Однако события до разговора Роткин помнил отчетливо. Чужая квартира и полицейский участок были отнюдь не порождением ночного кошмара.

Все три будильника Андрей проспал. В любой другой день, едва взглянув на часы, он выскочил бы из кровати и умчался чистить зубы, другой рукой в это время включая микроволновку. Сейчас же торопиться не было ни малейшего желания.

Усилием воли Андрей заставил себя умыться, одеться и выйти из дома. Мысли все еще путались, хоть уже и не были похожи на вчерашнюю мешанину. Накрапывал дождь, сухая земля во дворах успела превратиться в слякоть. Осенние ботинки хлюпали по скользкой грязи. Люди вокруг спешили по своим делам, стараясь не поскользнуться и не окунуться в черную жижу. К своему удивлению Андрей заметил, что пристально вглядывается в лицо каждому прохожему. Что он надеялся найти? Прохожие отвечали ему удивленными взглядами, хрупкие девушки косились со страхом. Андрей поспешно отводил глаза, стараясь думать о предстоящих парах. Но мысли вновь и вновь возвращались к форуму исследователей. Весь день Роткин не мог от них отделаться, рассеянно здороваясь с одногруппниками и забывая, о чем его спросили секунду назад.

День прошел спокойно. Люди в форме за Андреем не явились, даже в подъезде дома его никто не поджидал. Едва переступив порог квартиры, Роткин включил компьютер и проверил тему на форуме.

Ответов не было. Но число просмотров говорило о том, что его сообщение кто-то прочитал.

Хотя Андрей понимал, что прошло всего полдня, его не покидало чувство легкого разочарования, пока он собирался на работу. Может, он и правда сам себе придумал очередную тайну, высосав из пальца все ее признаки? Чувство разочарования вернуло его на землю, напомнив, что здесь и сейчас он живет серой и скучной реальной жизнью, а не какими-то там радиопередачами. На время ему даже удалось сосредоточиться на мире вокруг, пока он шел на работу. Действительность поприветствовала его грозными низкими тучами, заполонившими небосклон. Из выходивших на улицу окон балконов, фасады которых покосились от времени, на Андрея смотрели мрачные и грустные лица. Многие жители курили, глядя куда-то перед собой. Обшарпанные стены домов были покрыты старой ободранной рекламой. Мужчины и женщины болезненно-желтого цвета приторно улыбались с выцветших от времени объявлений и делали вид, что их радует очередная распродажа в местном магазине одежды. В слякотной луже посреди тротуара лежала мятая листовка, и прохожие, спеша по своим делам, топтали грязными ботинками большое жирное слово «СЧАСТЬЕ», над которым красовалась черно-белая фотография показательно дружной и крепкой семьи. Скрипели старые прогнившие двери, когда из подъезда кто-то выходил, на миг открывая андрееву взору исписанные матерными словами стены подъезда с грязными ржавыми потеками и потолок, от которого давным-давно отвалилась вся штукатурка. Так и подмывало сфотографировать это все, а потом выложить где-нибудь в соцсети, в альбом с названием «добро пожаловать в наш город».

На площади перед кондитерской фабрикой лежал распотрошенный труп голубя. Дворник в омерзительно грязной фуфайке и высоких рыбацких сапогах уныло махал метлой неподалеку, старательно обходя несчастную птицу.

Даже фантазии о тайнах с убитыми детьми выглядят привлекательнее, подумал Андрей, поднимаясь по ступенькам к входу.

 

Когда Роткин вернулся домой следующим вечером, отделаться от мыслей о теплой кровати уже было невозможно. Со слипающимися глазами Андрей запустил компьютер – на минутку, проверить, не ответил ли кто на форуме исследователей. Зевая, он запустил службу I2P, а затем, постоянно сверяясь, набирал длинный b32-адрес. Пока грузились страницы форума, Андрей клевал носом и старался не уснуть прямо за столом.

От увиденного сон улетучился без следа. Кто-то оставил ответ в его теме. Роткин буквально пожирал взглядом экран монитора, пока грузилась страница с сообщениями. Первый взгляд на ответ вызвал смешанные чувства. С одной стороны, текста было немного, с другой – его объем говорил о том, что некий SIGINT делом заинтересовался. Андрей торопливо пробежал глазами по тексту, жадно впитывая каждое слово.

 

Идея с двоичным кодом не лишена смысла. ОЦУФАЛ – это шифр Цезаря. Расшифровка заинтриговала. Провел триангуляцию сигнала. К сообщению приложил примерные координаты, где должен находиться передатчик. Если найду что-то еще, отпишусь.

 

Расшифровку сообщения SIGINT не написал, но через пять минут у Андрея был готов простенький брутфорсер. Всего тридцать один вариант расшифровки, если взять алфавит без буквы Ё. Андрей вывел их все на экран. Один вариант выделялся на фоне остальных своей осмысленностью.

ЯЗДЕСЬ.

Понятно, почему SIGINT решил триангулировать сигнал. Запустить такое сообщение по радио – считай, приглашение в гости всех, кто сможет его разгадать.

На запрос по указанным координатам карты гугла выдали вид на район, бывший когда-то Роткину вторым домом. Там он проводил шесть дней в неделю, постигая азы программирования в лицее и готовясь к поступлению в университет. Самый обычный спальный район на окраине города. Криптолог-радиолюбитель мог пустить свое послание из любой квартиры любого дома. Шансы найти его стремительно падали в глазах Роткина.

С другой стороны, намеки неизвестного кукловода и раньше не отличались ясностью. Андрей вспомнил, как нашел квартиру и ключ по фотографии подъезда. Может, стоит лишь искать повнимательнее?

По мере продвижения на север плотность застройки уменьшалась, а серый асфальт дворов сменялся зеленью парковых деревьев, укрывающих землю от всевидящего ока спутников. Невидимая на карте граница отделяла парковую зону от леса, куда никто из гуляющих не совался. В километре от этой границы Роткин заметил нечто любопытное. Из-за крон деревьев выглядывала светлая крыша невысокого сооружения. Раньше Андрей любил подмечать такие сторожки и воображать их загадочное прошлое, но исключительно в шутку. Сейчас он не обратил бы внимания на такую развалюху, но глаз невольно зацепился за одну любопытную деталь.

Все было очень схематично, но выглядывающая из-за деревьев часть светлой крыши походила на зеленоватый знак вопроса. Андрей вспомнил обои в ноутбуке Хрусталева, с мириадами таких знаков вопроса. Серьезно? Это и есть подсказка?

Кто-то положил руку Андрею на плечо. Роткин подскочил от неожиданности и уставился на незваного гостя.

- Кто сюда… ты?!

Сверху вниз на него внимательно смотрел Артур.

Кого еще ты ожидал увидеть в пустой квартире?

Андрей закусил губу, чувствуя, как потеют его ладони.

- Не знал, что у меня все так плохо. Я готов смириться с тульпой, которая спорит со мной во сне. Но такое…

Роткин понимал, что он один в комнате. Но образ стоящего рядом близнеца никак не исчезал.

Ну вот, опять «тульпа». У меня имя есть, Андрей. Давай проявлять чуть больше уважения друг к другу.

За вежливой просьбой, сказанной нарочно мягким голосом, Андрей снова разглядел угрозу. Ее уместность не умаляла удивления, с которым Роткин осознавал происходящее в своем мозгу. Пока характер Артура не развился достаточно для того, чтобы называть его личностью, он брал недостающие штрихи из личности самого Андрея. Роткин понимал мотивы своего двойника на сто процентов. Смит чувствовал опасность, исходящую от Роткина, и старался по возможности избежать рисков. Не терять контроль, не угрожать напрямую. Возможно, потому что процесс еще обратим и вторую личность можно вытравить из закоулков сознания. Эта мысль обнадеживала.

У нас с тобой был серьезный разговор этой ночью. Кажется, я ясно дал понять, что не стоит продолжать затею с поиском всяких Тайн. Ты либо забыл об этом, либо не воспринял всерьез, раз снова выискиваешь подсказки на картах.

- Думаешь, я буду меньше о них думать, если забью на поиски ответов?

Все забудется со временем. Ты вернешься к каждодневной рутине, а я смогу развиваться дальше.

Порождение собственной фантазии, которое хочет развиваться в целостную личность против воли хозяина. Следующим звеном в ассоциативной цепочке Андрея было слово «шизофрения». Он догадывался, что отсутствие человеческого общения и полная сосредоточенность на технической работе могут привести к отклонениям в психике, но всегда полагал, что сможет распознать первые признаки помешательства и в нужный момент вынырнуть из бездны изоляции. В итоге болезнь подкралась незаметно. Когда твой мозг превращается в коммуналку, это уже не назовешь простой странностью. Теперь и к докторам обращаться опасно. Одно слово в графе «диагноз» поломает Андрею всю жизнь.

Это ты верно подметил. Доктора нам не нужны. Давай-ка просто выключим компьютер и пойдем спать. А завтра к утру забудем про всякие радиочастоты и дома в форме знака вопроса.

Андрей медленно выключил компьютер и на негнущихся ногах побрел к кровати. Путь в полметра показался ему ужасно длинным. Он буквально мог почувствовать, как закипает его мозг. Артур исчез так же незаметно, как и появился. Андрей лег на кровать, забыв раздеться, и уставился в потолок. Под ним разверзлась мысленная пропасть, на дне которой стояли санитары со смирительной рубашкой. И, судя по встрече со старым знакомым, он летел прямо в черную бездну. Нужно срочно что-то делать, причем делать самостоятельно. В отсутствие возможности изгонять воображаемого друга лекарствами и терапией Роткин видел только один путь хоть как-то заглушить своего надоедливого соседа в мозгах.

Поступать так, как он меньше всего хочет.

Возможно, профессиональный психолог охарактеризовал бы его ситуацию одним метким термином и объяснил, почему нужно идти наперекор желаниям тульпы. Андрей других вариантов не видел. Он понятия не имел, с какой еще стороны подступиться к существу, которое знает о тебе все и от которого совершенно негде скрыться.

Роткин удивился, что никто не попытался его остановить, пока он вскакивал с кровати, распечатывал участок карты с домом-вопросом, одевался и выходил из квартиры.

 

Когда Андрей вошел в ворота парка, солнце почти скрылось за горизонтом. Днем парк был обитаем в любое время года, но сейчас Роткин увидел лишь парочку студентов и девушку в спортивном костюме, вышедшую на вечернюю пробежку. После теплой маршрутки Андрея бросало в дрожь от поднявшегося ветра. Студенты прошли мимо, покосившись на него и поспешно отведя взгляд, едва Андрей повернул голову в их сторону. Роткин подумал, что он выглядит странно в парке в это время суток, а с таким напряженным лицом и вовсе может сойти за маньяка, вышедшего на охоту. При слове «маньяк» память услужливо предоставила фотографии ребенка из квартиры Хрусталева. Роткин поморщился, стараясь отогнать воспоминания. Нахлынули сомнения, и на миг Андрей остановился, готовый все бросить и развернуться. Что он сможет сказать в свое оправдание, если здание охраняется? Что он там делать будет, когда дойдет? А если его опять упекут в участок? Роткин присел на лавочку, кусая губы и глядя на асфальт перед собой.

Тульпа. Шизофрения. Ты ДОЛЖЕН это сделать, либо перестанешь быть хозяином своему сознанию.

Когда Андрей встал со скамейки, над горизонтом виднелся лишь маленький клочок солнца. Андрей чуть было не припустил к сторожке бегом, но вовремя понял, что несущийся в ночную чащу тип выглядит слишком уж подозрительно. Ограничившись быстрой ходьбой, он надел перчатки, которые не слишком-то спасали от вечернего холода, и потопал в сторону постройки.

Будет ли там убийца? Сомнительно. Полиция подозревает Андрея, и настоящему преступнику сейчас самое время залечь на дно.

Слово «маньяк» снова всплыло в памяти. У серийных убийц своя логика. Может, это какой-нибудь неудавшийся писатель? Почему бы и нет. Вдруг он решил воплощать в реальность действия своего персонажа, чтобы его новый роман получился интереснее? Такой вполне способен вырубить под корень логику поступков героев ради захватывающей истории. Андрей представил, как долговязый мужик в шляпе и длинном плаще сидит сейчас на холодном бетоне и строчит очередную главу, ежеминутно потирая промерзший зад. Рот растянулся в улыбке. Стало чуть легче. На секунду Роткин даже забыл, где находится и куда идет.

Меж тем скрылись последние лучи солнца, и темнота застала Андрея на полпути к постройке. Любой здравомыслящий человек на его месте давно бы развернулся в сторону дома, но Роткин прошел точку невозврата и теперь не собирался отказываться от своей идеи. Подсветив дорогу фонариком, он перешел на бег. Луч света плясал перед Андреем, выхватывая контуры деревьев и оживляя тени. Комья грязи летели из-под ног. Иногда Роткину казалось, что на самом деле он спасается от неведомых силуэтов с худыми ветвистыми лапами, что тянулись к нему по обеим сторонам тропинки. Ботинок зачерпнул воды из лужи и стал неприятно хлюпать при каждом шаге. Андрей почувствовал, как нарастает промозглое чувство, от которого пальцы коченели даже под перчатками.

Когда тропинка под ногами исчезла, Андрей еще раз сверился с картой и перешел на осторожный шаг. Немного подумав, он выключил фонарик. Не хватало еще всему лесу растрезвонить, что он после заката идет в одиночку к неизвестной постройке в чаще леса.

Полагаться на зрение было бесполезно, и Андрей превратился в слух. Он снял с ноги ботинок, отжал носок и не без радости отметил, что хлюпанье прекратилось. Каждый шаг Андрей старался сделать как можно тише, прислушиваясь ко всем посторонним шорохам. Вот пробежала мышь. Вот где-то вдалеке хлопнула дверь автомобиля. Вот раздался жизнерадостный гогот со стороны жилого района неподалеку. В самом лесу было на удивление тихо. Шаг за шагом Андрей двигался к постройке, ориентируясь по памяти. Вскоре из-за ветвей показались светлые бетонные стены.

Снаружи лачуга действительно выглядела заброшенной. Изнутри не доносилось ни звука. На месте окон и дверей зияли черные провалы. Андрей на цыпочках подкрался к одному из них и достал из кармана фонарик. Он вспомнил все прочитанные за много лет ужастики, с колотящимся сердцем ожидая, что вот-вот из темноты на него набросится нечто, не поддающееся описанию.

Луч фонаря осветил внутреннее убранство постройки. Заваленный мусором пол, разломанная и сгнившая мебель, проржавевший каркас железной койки в углу, разорванный матрас рядом и…

Андрей скользил взглядом по стенам, потолку.

…и больше ничего. Никакая неведомая тварь в темноте не сидела. Постройка была полностью заброшена уже много лет.

Отыскав дверной проем, Андрей шагнул внутрь, скользя лучом фонаря по стенам. То детское ощущение Тайны, что подгоняло его в парке и в лесу, уходило, сменяясь скептицизмом. Каким же идиотом надо быть, чтобы принять за подсказку выглядывающий на гугл-картах кусок крыши? Сколько должно быть мозгов у человека, который день спустя после ареста за незаконное проникновение снова лезет на чужую территорию? Андрей всерьез захотел дать по морде самому себе. Он развернулся, выискивая на земле перед постройкой свои следы, по которым будет проще вернуться в парк.

В следующий момент в дверном проеме Роткин увидел чей-то темный силуэт.



<<< Глава 3СодержаниеГлава 5 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *