Главная страница / Творчество / Перевод Doom: Worlds on Fire / 26

26

Кейн поставил поднос на стол, за которым сидело меньше всего солдат. Всем своим видом он давал понять, что не хочет, чтобы его тревожили. Но Смитти и еще одного новобранца это не остановило.

– Эй, Кейн, не против, если мы подсядем?

Джон поднял голову. Общаться с этими клоунами на равных – худшая часть его наказания за Терекстан. Кейн кивнул и поддел вилкой кусок чего-то, по виду напоминавшего мясо.

– Ты уже заценил размеры комплекса? Чувак…

Еще один кивок. Возможно, рядовому Тобиасу Смиту этого будет достаточно.

– Стремное местечко, тебе не кажется?

Кейн посмотрел на Смитти.

– Стремное?

– Ага. Все на взводе. Как будто что-то случилось или вот-вот случится.

Смитти наклонился ближе.

– Я видел парня, который вел себя как сумасшедший. Был как не в себе. Охрана его утащила, и это выглядело, ну…

– Стремно?

Смитти кивнул. Кейн глотнул кисловатого пойла. Должен быть способ достать тут настоящие напитки. Может, стоит подробнее изучить станцию…

В этот момент он услышал знакомый голос:

– Ну что, сделал домашнюю работу?

Оглянувшись, Кейн увидел Марию. Джон улыбнулся.

– Присаживайся.

– Я бы с радостью, но уже поела. Пора наматывать круги по Альфе.

– Так, что там мне задали на дом? Выучить наизусть планировку этого места. Значит, полагаю… посмотрю больше учебных роликов, изучу больше карт…

Моретц улыбнулась.

– Ты заступаешь на пост завтра. Хотела бы я сказать, что это волнующее событие, но…

Смитти прочистил горло.

– А вы тут уже достаточно долго, да?

Мария бросила взгляд на новобранца и сменила тон на «чего тебе от меня надо?»:

– Ну да. И что?

– Какая муха укусила здешний персонал? Все будто такие, типа, напряженные…

Мария кивнула.

– Ну может, потому что…

Моретц наклонилась ближе, левым боком коснувшись плеча Кейна.

– Потому что… – она взглянула не бейдж новобранца. – Они и правда, типа, напряжены?

Кейн захохотал. Мария отстранилась.

– На случай, если не увижу тебя утром: будь осторожен в свой первый день, – сказала она Кейну. – Тут легко заблудиться, как ты уже понял.

– Понял, – кивнул Кейн. – Спасибо.

Моретц кивнула в ответ, улыбнулась и отчалила.

– Ого, – выдохнул Смитти. – Горячая штучка.

Кейн не стал развивать эту тему. Он молча вернулся к еде, стараясь закончить с обедом как можно быстрее.

 

КПК Хэйдена издал щелкающий звук, и над столом возникла голографическая проекция экрана. Судя по номеру внизу, сообщение шло прямиком из Центра Связи. Хэйден узнал лейтенанта морпехов в лицо, но не мог вспомнить его имя. Генерал провел пальцем по проекции, и имя появилось на экране. Лейтенант Хайрам Коль.

– Лейтенант Коль, чем обязан?

– Генерал, у нас тут огромная пылевая буря прошлась по девяносто третьему гребню и задела Площадку 3.

– И?

– Мы потеряли с ними связь.

– Так. Это же нормально для бури, да?

– Так точно.

– Она все еще там?

– Так точно. Судя по сводке с погодного спутника, он движется вокруг Площадки и понемногу усиливается.

– Ну, это объясняет обрыв связи.

– Сэр, может отправить туда отряд?

– Нет. Сначала пусть буря утихнет. Воздуха в пещере им хватит, так ведь? И как только буря уйдет, я уверен, что связь с Гролих и ее командой восстановится.

– Мне поставить в известность доктора Бетругера?

Хэйден замялся. Сложный вопрос. Впрочем, Бетругер взбесится, если его не предупредить.

– Давай я сам ему скажу.

Хэйден всей душой желал, чтобы сегодня поскорее закончилось. И чтобы новый эксперимент доктора принес результаты.

– Так точно. Стоит ли мне извещать вас…

– Только если произошло что-то, что требует моего вмешательства.

Хэйден глубоко вздохнул.

– Пылевых бурь это не касается. Я проверю ситуацию завтра.

– Так точно, сэр.

Хэйден поднес руку к голограмме, и передача завершилась.

Один день. Один эксперимент. Это все что ему нужно, и затем Марс вернется к своей обычной жизни.

Генерал рассмеялся про себя.

 

Кейн взглянул на экранчик своего ПДА, слушая речь Иэна Кэллихера.

– И это только начало. Из обычного аванпоста на далекой планете наш комплекс превращается в настоящий город будущего. Кое-кто уже живет в этом будущем. При поддержке правительства, ОАК вкладывает все больше ресурсов в наш грандиозный проект, и вскоре новые «поселенцы» смогут выращивать здесь еду, производить энергию и даже добывать ископаемые из недр планеты. Колонизация Марса – совсем не далекое будущее. Присоединяйтесь к нам, и вместе мы продолжим воплощать мечту, уже ставшую реальностью – Марс Сити.

Замечательно, – усмехнулся Кейн. – Восхищен до глубины души.

Судя по тому, что он видел, Марс Сити сегодня – это комплекс бункеров, туннелей и коридоров, уходящих вглубь Красной планеты. И никаких тебе детских площадок.

Он переключился на другой ролик с заголовком «Гидрокон изнутри».

– Веками люди на Земле сражались друг с другом за два важнейших для жизни ресурса: топливо и воду. В рамках программы по созданию безопасного мира для всех и каждого, ОАК анонсировала разработку… Гидрокона. На сегодняшний день Гидрокон используется лишь на Марсе, но в будущем он одним изящным движением положит конец недостатку и воды, и топлива. 

Разделяя молекулы оксида железа, Гидрокон быстро и безопасно производит кислород и водород, не требуя больших затрат электричества. Затем водород используется для…

Кейн остановил видео. Хватит с него на сегодня, если только Келли не решит устроить им экзамен по этим роликам. Джон положил КПК на койку рядом с подушкой. До его ушей доносилась болтовня других морпехов, но ему было плевать. Когда ты настолько устал, даже стрельба из пушки – не помеха сну.

 

Бетругер ворочался в кровати, не в силах уснуть.

Завтра, – думал он. – Все изменится меньше чем через сутки. Для больших боссов на Земле, для Хэйдена, для морпехов – для всех.

Из-за высокого содержания адреналина в крови он мог не спать днями. Возможно, его потребность в сне пропала окончательно. Но в эту ночь…

Ему нужно было закрыть глаза. Расслабиться, погрузиться в сон.

(Инструкции.)

Малькольм постарался выровнять дыхание. Считать вдохи и выдохи, пока не уйдут все посторонние мысли, и он не провалится в забытье.

Они были здесь, ждали его. Бетругер мог разглядеть пещеру. Нет, не пещеру – ворота, запечатанные давным давно.

Когда Малькольм впервые увидел сны – то, что он потом называл «снами» – то подумал, что работа его доконала. В своем личном дневнике он признался, что был даже немного напуган.

В конце концов он стал гулять по пещере. Красные узоры на стенах пульсировали в такт его шагам, словно вены живого организма. И сейчас, когда он знал, что ждет его впереди, страх исчез без следа.

Нельзя бояться самого себя, – рассуждал он. – В этом нет смысла.

А еще запах. Приятный аромат, не похожий ни на что земное. Тех, кто не рожден в этих местах, запах валил на землю сразу же.

(На мокрую, пульсирующую землю – совсем не то, что приходит на ум при слове «земля». Что-то потустороннее. Не из этого мира. Не из Солнечной системы, не из нашей галактики. Не из этой вселенной…)

Ты падаешь на землю, и газ выворачивает тебя наизнанку. Но если ты всю жизнь провел здесь, то сможешь дышать полной грудью.

(И Бетругер дышал. Прямо сейчас, в эту ночь.)

Ты один из них.

Пещера привела доктора в… другое место. То, что сумасшедшие веками видели в горячечном бреду, вдруг стало реальностью.

Они ждали его. Приглашали к себе.

Бетругер знал, что теперь он дома.

Комментарии

Тут пока нет комментариев. Будьте первым!

Оставить комментарий