А знаете ли Вы?
Чак Норрис - это псевдоним. На самом деле его зовут Карлос Рей Норрис.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Witcher 3: Wild Hunt

<<< 25Содержание27 >>>


26


Я открыл глаза и тут же был ослеплен ярким светом. Надо мной нависла какая-то раздражающе мигающая вешалка. До ушей донеслось жужжание, и я почувствовал металлический привкус во рту. Боковым зрением я уловил еле заметное движение. Что-то притаилось неподалеку, выжидая удобный момент для нападения.

Мигающая вешалка отъехала в сторону. Просто идеальный момент, для атаки! Я попытался пошевелиться, но безуспешно. Попытки позвать на помощь тоже не увенчались успехом – я не мог издать ни звука. Прямо перед тем, как летящий объект вмазался мне в лицо, я увидел… синий шар с дружелюбным выражением на лице. Голубая сфера. Еще одна наподобие той, что спасла мне жизнь чуть раньше. Сейчас она занималась тем же. Если такое будет повторяться и дальше, пора бы уже начать принимать витамины. Не привык чувствовать себя инвалидом.

Сфера впиталась в меня, и я вновь почувствовал себя на миллион баксов. Части тела ожили, я снова мог ими шевелить. Приподнявшись на локтях, я увидел капрала Сандерс.

- С возвращением, - сказал она.

- Не возражаете, если я что-нибудь на себя накину?

- Нет, сэр, - ответила она. Уж не улыбка ли играет в уголках ее рта? Я определенно до сих пор жив.

Теперь команда укомплектована на все сто процентов. Чем бы ни занимались Таггарт, Сандерс и Галлатин, пока я был в отключке, это пошло им на пользу. Они столько всего хотели рассказать мне, что у нас не было времени даже подумать о формальностях. Условия, в которых мы оказались, были невероятно далеки от обычных земных. Я вспомнил высказывание Гордона Диксона, с которым сейчас был полностью согласен: «адаптируйся или сдохни». Самым трудным испытанием для меня было понять что-то в сбивчивом рассказе Таггарта, Сандерс и Галлатин, которые тараторили наперебой, пока мы подкреплялись инопланетным ужином.

Святая Мария! И во что мы только вляпались? Стол передо мной был накрыт самыми невероятными штуками, которые можно было съесть – например, вон те красные шарики со вкусом гнилых помидор, приправленных уксусом. Флай заверил меня, что повара обещали внести существенные улучшения в наше меню. Арлин и Альберт подтвердили его слова. Если они так в это верят, может, стоит съесть красные шарики хотя бы для приличия.

Серьезно, я был впечатлен тем, сколько они всего сделали, пока я был объектом для исследований странного существа, которого Арлин назвала медицинским роботом. Врагу бы не пожелал, чтобы он был первым, что увидишь, когда открываешь глаза.

Не успел я привыкнуть к медботу, как к нам нагрянули Сэарс и Робак. Я был рад, что они на нашей стороне, потому что мне нестерпимо хотелось разнести к чертям собачьим всех, кто хоть отдаленно их напоминал.

- Мы рады, что ваш отряд восстановлен, - сказали они. У меня никогда не было более странных собеседников за ужином. Они жевали какие-то пирамидки, сделанные словно из желатина. Пирамидки были точно такого же синего цвета, как и дважды спасшие мне жизнь сферы. Арлин предупредила, чтобы я не притрагивался к еде, которая не предназначена для людей. Ей не стоило об этом волноваться – будучи лидером ударной группы, я не собирался кончать с собой. Мне хотелось подробнее расспросить про задание наших друзей-инопланетян.

Медбот не покидал меня, пока не убедился, что восстановление полностью завершено. Пока мы сидели и жевали, он нам кое-что рассказал:

- Проанализировав ваши образцы ДНК, я рекомендую вас для наступательных заданий военного характера.

- Надеемся, что так и будет, - ответил я.

- У вас от этого вырабатывается дофамин.

- Чего?

- Это нейромедиатор, выработка которого тесно связана с острыми ощущениями. В ваших ДНК я вижу гены рецепторов дофамина. Генетическая связь с дофаминовым рецептором D4…

- Минутку, - вмешался Альберт. – Ты хочешь сказать, что мы генетически запрограммированы надирать зад пришельцам?

- Да.

Арлин захлопала в ладоши.

- Вот, ты уже не похож на того глупого робота, который сказал бы «это не поддается вычислениям». Ты делаешь успехи в изучении английского.

- И при этом даже не учишься в колледже, - вставил Флай.

- Опять ты за свои комплексы, Флай…

- Пожалуйста, впредь не зовите меня роботом. Я не тостер и не магнитофон. И даже не система управления кораблем.

Арлин вскинула брови.

- Тогда что ты?

- Живой организм. Углеродная форма жизни, такая же, как и вы.

- Как тебя зовут? – спросил я живую вешалку. Он ответил не по-английски. Я старался быть по возможности дипломатичным.

- Не возражаешь, если мы и дальше будем называть тебя, ну, медботом?

- Не возражаю. Замечательное имя. Только роботом пожалуйста не называйте.

Сэарс и Робак вернулись к основной теме разговора.

- Ваш отряд и наш отряд готовы идти на войну.

Над произношением им еще стоило бы поработать, но смысл был ясен. Нам нужно сплотиться, даже если мы по привычке будем искать друг в друге одни недостатки.

Сэарс и Робак взглянули друг на друга. Они были чертовски похожи, словно смотрелись в зеркало. Они достигли какого-то молчаливого соглашения и встали из-за стола.

- Мы сходим прогуляться. Скоро вернемся.

Пока они прогуливались, к нам подлетел еще один инопланетянин, похожий на дельфина на роликах. То, что лежало на тарелках, которые он нам принес, напоминало блинчики с мясом.

- Кто будет пробовать первым? – спросил я.

- У старшего по рангу всегда есть привилегия выбора, - ответил Флай. Мудрый парень.

Арлин решила погеройствовать и откусила немного от своей порции. Хотел бы я заснять на пленку ее лицо в тот момент.

- Отвратительно! – воскликнула она, скорчив такую рожу, что ее вполне могли принять за инопланетянина.

- Теперь и я должен попробовать, - вызвался Альберт, лишний раз доказывая, что они двое действительно друг друга любят. Не похоже, что они пытаются это скрывать. Альберт совсем не изменился в лице, но слова звучали так, будто он тщательно их фильтрует.

- Вкус ужасный, но какой-то знакомый.

- Точно, - согласилась Арлин. – Припоминаю что-то такое.

- Видимо, я такого на Земле не ел, - сделал вывод Флай, даже не притронувшись к блинчикам. – Но выглядит эта бурда чуть аппетитнее предыдущей.

- Да уж, та еще бурда, - подтвердила Арлин.

Пока Флай набирался смелости, я попробовал бурду на вкус. Черт возьми, даже близко не блинчики с мясом, но я тут же узнал знакомый аромат.

- Мать моя женщина! Неудивительно, что вкус показался вам знакомым. Это же холинхлорид. Самая мерзкая на вкус штука по эту сторону ада.

- Да чтоб его! - простонал Флай, который забросил красные шарики и ждал чего-нибудь повкуснее.

Холинхлорид был частью нашего рациона. Его добавляли в пищу солдатам – вот почему остальным вкус показался знакомым. Я до сих пор его принимал, иначе меня давно уже отправили бы в отставку. Холинхлорид принимают бодибилдеры – он помогает поддерживать мышцы в тонусе, но притупляет вкусовые рецепторы.

- Может, хоть на десерт что-нибудь вкусненькое подадут, - с надеждой сказал Флай.

Вернулись Сэарс и Робак. Они кое-что принесли с собой, но это «кое-что» не было съестным.

- У нас есть скафандры для вашего отряда, - сообщили они.

- А зачем нам ваши скафандры? - спросила Арлин, которая не признавала ничего кроме наших родных космокостюмов.

Инопланетяне притащили одну тонкую коробку, по размеру вроде той, в которой приносят пиццу.

- Сейчас вы пройдете в наш новый космический корабль.

Я гадал, каким будет их корабль. Всяко лучше, чем то старое корыто Бова.

- А где костюмы-то? – спросила Арлин.

Один из близнецов открыл коробку, второй достал оттуда что-то похожее на пищевую пленку. В тот момент я подумал, что лучше бы мне и дальше оставаться в постели.

 

Никогда бы не подумал, что скажу такое о нашем офицере, но я был рад, что Идальго снова с нами. Сначала мы видели только придирчивого говнюка, но потом смогли разглядеть в нем человека. Полагаю, если бросить офицера в мир, полный пришельцев и странных существ, у него не останется иного выбора, кроме как стать в большей степени человеком. Да и мой статус впечатлял: Флай Таггарт, закадычный приятель офицера!

Я перестал волноваться за отношение Арлин к Идальго еще когда мы летели по космосу, пройдя через Врата. Меня волновало, что сделаю я, если Идальго превратится в еще одного Вимса. Несмотря на жалобы, я не думал, что просто останусь в стороне, позволив Арлин разделаться с нашим товарищем. Даже если этот товарищ – офицер. Я не был уверен, что конец той цивилизации, которую мы знали, означает открытие сезона охоты на офицеров. Как бы там при цивилизации ни было, это все в далеком прошлом. Мы – команда, во всех смыслах этого слова.

Когда Сэарс и Робак представили нам свои высокотехнологичные скафандры, это был хороший тест на командирские способности Идальго. Он провел в койке большую часть нашего полного чудес путешествия, но был уверен, что мы не сошли с ума, когда рассказывали ему обо всем.

В какой-то момент каждый из нас подумал, что близнецы с нами шутки шутят. Идальго был командиром и он принял решение, что весь путь мы должны проделать вместе с нашими инопланетными друзьями. Мы были не в том положении, чтобы отказываться от чьей-то помощи. Капитан принял решение, к которому склонялись и мы, и сердцем, и разумом. У Альберта для таких случаев уже было заготовлено подходящее слово: «вера». Мы поверили в Магилла Горилл.

Разумеется, мы должны принимать только взвешенные решения. Пока мы не очутимся за пределами базы, я не поверю до конца, что скафандры действительно нас защищают. Мы натянули на себя эти чертовы костюмы и стали похожи на пакеты с сэндвичами. Я молился, чтобы скафандры потом не превратились в мешки для трупов.

Когда мы уже сидели в шлюзе, мне хотелось хохотать во все горло. Мы обернуты какой-то прозрачной пленкой, будто неудачно вырядились на Хэллоуин. Только две части костюма были сделаны не из прозрачной пленки – шлем, свисающий прямо с основного костюма, и пояс, похожий на твердый кусок пластика. И вот в таком одеянии мы в космос собрались!

- А где кислородные баллоны? – спросила Арлин. Близнецы ответили, что воздух вырабатывается самим костюмом.

- А тормозные двигатели? – мой вопрос. Тот же самый ответ.

- Что насчет связи? – хотел знать Идальго. Несложно догадаться, каков был ответ и в этом случае.

Только на один вопрос они ответили нестандартно.

- Насколько прочен материал костюмов? – очередь Альберта задавать вопросы.

- Их можно повредить, - ответили близнецы. Идеально точный ответ. Просто отличное напоминание о том, что какими бы высокотехнологичными ни были костюмы, риск погибнуть есть всегда.

Как только мы вышли в космос, костюмы раздулись. Мне в своем было очень комфортно. Вокруг было не слишком темно, несмотря на то, что солнце отсюда казалось лишь маленькой яркой звездочкой. База подсвечивала нам путь. Когда мы подлетим ближе к нашей родной планетке, можно будет смотреть прямиком на Солнце и не бояться ослепнуть. Костюмы защищали нас от космической радиации. Блин, мне кажется, у старшины второго класса Дженнифер Стивен в шкафу припрятан один такой экземплярчик.

Первое, что я заметил – родные созвездия. Разумеется, они располагались немного в других местах звездного неба, нежели их можно наблюдать с Земли. С моей Земли. С Земли Флая. Если бы на базе инопланетян были окна, я бы быстро понял, что мы не так далеко от дома, как нам кажется.

Вторая вещь, попавшаяся мне на глаза – корабль, который нам обещали близнецы. Он находился недалеко от базы. Внушительный кораблик, ничего не скажешь. Мощные прожектора базы четко очерчивали его силуэт, и мы могли разглядеть нашу новую посудину во всех деталях. Черные тени ложились на лед, скрещиваясь и налезая друг на друга.

Да, именно на лед. Близнецы рассказали нам много интересных подробностей. Например, о том, что большую часть корабля занимал ионный двигатель. Но они забыли упомянуть, что сам корабль упакован в ледяной ящик. Интересно, зачем? Тихий голос в голове пообещал, что не даст мне покоя этим вопросом, пока я не найду кого-нибудь, кто на него ответит.

Близнецы принесли с собой небольшой предмет с коробкой на одной стороне и трубкой на другой. Они объяснили, что это небольшое чего-то там – лазерный резак. Остальные с собой ничего не взяли, так что чего бы там ни собирались делать эти двое, успех зависел только от них. Они первыми подлетели к ледяному ящику и включили свою лазерную игрушку.

Мы были заняты изучением костюмов. Сложно поверить, что в обычном пластиковом поясе может поместиться столько сжатого газа. Когда я выставил руку вперед, словно пытаясь ударить кого-то ножом, рукав костюма затвердел. Я мог активировать двигатели движением рук. Вытянул руку вперед – движемся вперед. Руку назад – движемся назад. Охренеть просто!

Альберт первый из нас разобрался с костюмом. Так вперед, морпех! Он полетел на помощь близнецам, следом направилась Арлин. Мне казалось, что близнецам не нужна никакая помощь, но мы все горели желанием увидеть их работу и научиться пользоваться оснащенными по последнему слову техники скафандрами. Мы слышали друг друга так же четко, будто все еще сидели в местном «кафе» на базе. Идальго произнес несколько слов, но он не собирался указывать близнецам, что им делать. Я тоже не видел причин вмешиваться, поэтому отлетел назад и встал на стреме, на тот случай, если появится космический монстр или что-то в этом роде.

Когда я услышал хлопок, то понятия не имел, что что-то хлопнуло в шлеме Альберта. Я услышал, как Арлин выкрикивает его имя. Мимо пролетели обломки, которые заслоняли обзор, но вскоре до меня дошло, что происходит: в Альберта попал луч лазера.



<<< 25Содержание27 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *
    captcha
Получить другой код
Символы с картинки: *