А знаете ли Вы?
Термометр изобрел Галилео Галилей в 1607 году.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Far Cry 4

<<< Глава 19Содержание 


Глава 20


Сап, малач.

 

Я до сих пор не могу поверить, что ты это читаешь. Я так долго набирал этот текст, что давно сбился со счета, сколько времени прошло. Года два, не меньше. До этого я сидел тут ридонли, гуляя по тредам с интересом диггера, отыскавшего вход в Метро-2. У местных сообщений нет меток времени, и порой сложно понять, сколько разделяет две подряд идущих мессаги — минуты или десятилетия. Это лишь распаляло мой интерес. Впервые за долгое время я вдруг понял, что больше не хочу вздернуться. По крайней мере, не сейчас.

Что побудило меня накатать эту простыню? Я понял, малач. Понял, что не один в этом проклятом месте. Иногда я замечаю, как меняется порядок тредов на главной. Вы отвечаете, проявляете активность. Даете мне понять, что даже здесь, на самом-самом дне, я не одинок. Возможно, я схожу с ума и мой крик души растворится в вечности, так никем и не увиденный. Но если ты, анон, читаешь его прямо сейчас, значит, моя маленькая мечта сбылась.

Эта борда почти не проявляет признаков жизни, самые глухие треды двача по сравнению с ней как московское метро в час пик. Но малач не мертв. Тут есть ты, анон, и мне хотелось бы узнать тебя поближе. Не удивлюсь, если тред утопят в саже, но чем больше я читаю ваши мессаги, тем яснее вижу, что в вас нет агрессии, порой свойственной /b/ратьям сверху.

Эта нить — моя попытка провести эдакую перепись населения. Расскажи немного о себе, анон. Напиши историю своего детства. Поведай, как попал сюда. О чем жалеешь, что хотел бы исправить в жизни. А может, ты даже знаешь кого-то, кто отсюда выбрался? Пиши, не стесняйся. Здесь тебе всегда рады.

 

Андрей проскроллил тред. Следом шла целая вереница ответов других обитателей имиджборды. Роткин читал их один за другим, и в его голове зрела теория, которая подкреплялась с каждым новым сообщением.

Люди попадали на малач самыми разными путями, но все их рассказы объединяло нечто общее. Аноны приходили сюда, теряя последнюю надежду в жизни. История каждого из них была историей отчаяния, смирения с худшими кошмарами. Один из отписавшихся утверждал, что уже много лет прячется по квартире от собственной матери. Болезни, что начались еще до рождения анона, сделали ее инвалидом. Она с трудом вставала с кровати, с трудом передвигалась и порой говорила таким голосом, что у маленького анона коленки тряслись от страха. Поначалу за ней присматривал отец рассказчика, но когда понял, что дело безнадежно и недуг будет прогрессировать, в один день просто исчез, никому не сказав ни слова.

Потом надежда покинула самого анона. Он смирился с тем, что у него никогда не будет своей собственной жизни, в которой не придется работать по ночам и выходным, чтобы сложить заработанное с крошечной пенсией бабушки и купить лекарства для едва живой матери. Время анона остановилось глубокой ночью, а самый ужасный кошмар - образ родителя, каким он представлял ее в детстве - воплотился в реальность. Его мать превратилась в настоящего монстра.

Анон рассказывал, как первое время пытался звать на помощь. Пытался сбежать из дома, швыряя стулья в окна и разыскивая ключи от входной двери. Все было безуспешно - стекла выдерживали удар любой силы, а ключи, похоже, монстр носил при себе. Анон писал, что непроглядная полуночная тьма в квартире - единственное, что сохраняет ему жизнь и рассудок. За все года он ни разу не видел монстра своими глазами, выключая подсветку на телефоне, когда тот ковылял мимо. Но даже сейчас, спустя невообразимое количество времени, его до смерти пугала тяжелая хромая походка, нездоровое сопение и громкое нечленораздельное бормотание, в котором порой он мог расслышать слово “сынок”.

Андрея передернуло. Даже сейчас, когда Артур постепенно стирал его из реальности, Роткин понимал, что ему далеко до отчаяния человека, заточенного в одной квартире с чудовищем.

Другой анон рассказывал, что пишет из собственной могилы, обнаружив телефон в кармане пиджака. Третий описывал свои игры со снотворными после того, как в один вечер погибли все его друзья. Анон был уверен, что все произошло по его вине, хоть и не вдавался в подробности. На малач его привело чувство вины. Анон корил себя за то, что не смог вовремя помочь друзьям, что струсил и тем самым обрек их на мучительную смерть в полном одиночестве. Среди друзей анон мельком упомянул человека с ником A1021. Тут Андрею стало действительно интересно.

По пути в больницу, где держали Лейна, Ирикс упоминал, что человек с таким ником входил в группу Х0Д, члены которой якобы сгинули на подходах к Тихому Дому. Если автором сообщения был кто-то из группы, выходило, что один Х0Довец выжил, пусть его состояние и сложно было назвать жизнью. Андрею захотелось расспросить Х0Довца об их путешествии, о том, что стало с группой на самом деле. Роткин хотел написать ему в треде, но потом понял, что Х0Довец может вообще сюда не заглядывать. Чтобы привлечь его внимание, Андрей создал новый тред и набрал приветственное сообщение:

 

Сап, Х0Довец!

 

Мне рассказал о вас Ирикс из Друзей. Говорил, что вы были активны на форуме исследователей и первыми выложили в общий доступ карту уровней сети. Для Ирикса, как и для других форумчан, вы стали легендой. Люди пишут, что вы стояли на пороге ТД, но не смогли вернуться. Прости, если будоражу воспоминания, которые ты рад был бы забыть, но мне жуть как интересно, что случилось на самом деле. Где остались твои друзья и почему ты винишь себя в их смерти?

 

Когда ответит Х0Довец и ответит ли он вообще, Андрей не знал. Оставив вкладку открытой, он решил время от времени обновлять ее, надеясь рано или поздно увидеть-таки весточку от друга A1021.

Краем глаза Андрей заметил в окошке адрес нового топика, и мгновение спустя интерес разгорелся в нем настоящим пожаром.

litt.ch/t12942874/

Андрей мог поклясться, что уже видел нечто подобное раньше. Странные письма! Вот что значил набор букв и цифр на сайте, куда вела ссылка с одного из них. Андрей запустил почтовый клиент, но тот известил его, что машина не подключена к интернету. Роткин бросил взгляд в правый нижний угол, заметив, что значок вайфая в трее посерел. Приемник не мог найти ни одной доступной сети в радиусе охвата. Список обнаруженных беспроводных сетей был пуст.

Все соседи внезапно отключили роутеры? Или это Артур постарался?

Роткин бросил взгляд на экран телефона. Индикатор связи был на нуле, мобильник не мог найти сотовую вышку поблизости. Андрей махнул рукой и постарался восстановить последовательность по памяти.

Он помнил, что число из письма напоминало ему дату – то ли в предыдущем году, то ли день в далеком-далеком прошлом. В другой эпохе — той, где Андрей еще верил в будущее. Той, где рядом с ним еще был близкий человек. Воспоминания о ней унес с собой Артур, но Роткин до сих пор помнил чувство тепла и покоя, которое ощущал рядом с ней.

Двенадцатый. То был две тысячи двенадцатый год. Андрей достал листок бумаги и записал на нем две даты: восьмое мая две тысячи двенадцатого и пятое декабря две тысячи шестнадцатого.

Одна дата наложилась на другую, и Роткин вспомнил наконец число в ссылке. Стерев номер топика в адресной строке, он ввел новый набор цифр:

litt.ch/t08051216/

В треде, представшем перед его глазами секундой позже, было всего одно сообщение. Краем глаза Андрей заметил прикрепленное к нему знакомое изображение карты уровней сети. Роткин впился глазами в текст.

 

Не нашел возможности прикрепить к посту что-то кроме картинки, поэтому самое интересное зашил в комментариях к JPEGу. Находка воистину бесценна. Похоже, у секты есть копия, и именно ЭТО они считают Тихим Домом, преследуя нетсталкеров, которые подобрались слишком близко. Я не удивлен. Учитывая возможности, что открываются здесь, легко спутать обладание этой штукой со всемогуществом. К счастью, у сектантов туго с мозгами, и едва ли они когда-нибудь разберутся во всем досконально. В отличие от тебя, Андрей. Я верю, что тебе хватит терпения погрузиться в тему достаточно глубоко. Верю, что в конце концов тебе хватит смелости сделать все как надо. Поворачивать назад уже поздно, а путь вперед я вижу только один. Я сравнил бы его с мелкой тонкой дощечкой, перекинутой через бездну. Она трещит при каждом шаге и прогибается под твоей тяжестью, но действуя крайне аккуратно, по ней все еще можно перебраться на ту сторону.

Ступай осторожно, Андрей. Падение в бездну влечет за собой последствия гораздо более серьезные, чем одна оборванная жизнь.

 

Андрей открыл прикрепленный файл, размер которого был подозрительно большим для простой картинки. На первый взгляд карта ничем не отличалась от версии, показанной ему Друзьями, но, вглядевшись внимательнее, Роткин заметил, что Onelon здесь находится ниже Перевала и форума. На эту ошибку в оригинале указывал Ирикс.

Открыв окно с метаинформацией, Роткин увидел длиннющий набор букв и цифр в поле с комментарием. Одного взгляда на последовательность ему хватило, чтобы распознать base64. Набросав элементарный скрипт, Андрей забил в качестве входных данных комментарий к картинке и запустил процесс перекодировки. Результат оказался белибердой, ничуть не похожей на текст, но два первых символа итоговой последовательности — PK — подсказали Роткину, что Хрусталев запрятал в картинке ZIP архив.

Последовательность действительно оказалась архивом. Внутри Андрея ждали два файла:

control.exe

manual.txt

Роткин запустил бинарник. Открылось пустое консольное окно с мигающим курсором внизу. Программа ждала ввода, но никак не поясняла, каких именно команд ожидает. Андрей вслепую оттарабанил на клавиатуре абракадабру, но программа никак на это не отреагировала. Роткин закрыл консоль и дважды щелкнул по второму файлу, чье название обещало пролить свет на предназначение программы.

По объему текста руководство не уступало роману. Развернув текстовый редактор на весь экран, Андрей углубился в чтение.

 

В долгом вступлении автор начинал с азов квантовой механики, выдвигая постулат о фундаментальности информации в устройстве мира. В его понимании, именно биты информации были строительными кубиками, из которых состояло все в нашем мире - от кварков до радиоволн. Автор утверждал, что манипуляции с определенной информацией позволяют вмешиваться в квантовые процессы и при определенном навыке даже менять физические свойства частиц, их характеристики - заряд, спин. Изменения параметров волновой функции позволяли перемещать частицу в пространстве и времени. Теоретически, возможности открывались безграничные. Опыт и нужный инструмент позволяли изменять любой момент, причем не только в настоящем, а знания алгоритмов помогали моделировать возможное будущее.

Андрей вспомнил пересказ записей из дневника Мереаны. Выходит, именно эта программа помогла пленнику из подвала спасти жизни невинных детей.

На практике, продолжал автор мануала, все было не так радужно. Софт позволял лишь манипулировать данными, не вмешиваясь в работу алгоритмов, и давал очень смутное представление о последствиях, которые несет изменение. Встроенный скриптовый язык позволял извлекать значения параметров и обновлять их в любой момент времени, но осязаемые следствия эффекта бабочки приходилось выстраивать самостоятельно, собирая информацию о миллиардах и миллиардах частиц, находящихся в нужных областях пространства-времени. Программа не давала возможности пофантазировать на тему «А что если...», откатить неудачные правки. Любые изменения вносились в тот же момент, воздействуя на прошлое, настоящее и будущее. Изменения в параметрах одиночных частиц не были заметны в мире макрообъектов, но неконтролируемая правка в прошлом могла привести к совершенно иному настоящему. Автор не давал однозначного ответа, как будет реагировать мир, если случайно убить своего деда в прошлом. Изменятся ли вещи вокруг? Или, поменяв параметр, мы просто направимся по иному перекрестку в континууме всех возможных вариантов, как утверждает многомировая интерпретация?

Автор осознавал, насколько важно открытие, но вместе с тем он признавал, что прикладная ценность инструмента на данный момент стремится к нулю. Детальное изучение всех процессов займет время, не сопоставимое с человеческой жизнью, а путь к умению целенаправленно изменять прошлое, добиваясь определенных результатов в настоящем, может занять и вовсе тысячи лет. Описывая сложнейший язык вероятностных конструкций языка программы, автор не давал пояснений даже о том, как выделить нужную частицу среди всего их множества во Вселенной. Чуть больше стало понятно Андрею из пояснений, дописанных в конце мануала Хрусталевым. Он рассказывал, как после долгих попыток ему наконец удалось поменять процессы в собственном мозгу, в нужный момент направив мысли в иное русло. В прошлом это дало бывшему преподавателю Роткина ту самую одержимость фотографией, о которой упоминали Друзья. Которая в конце концов привела его на форум исследователей.

Роткин снова и снова перечитывал электронный талмуд, понимая, насколько он, при всем своем объеме, поверхностен и куц. Минуты складывались в часы, дни и года, пока Андрей изучал работу программы. Поначалу его удивляло отсутствие естественных потребностей, но он быстро к этому привык. Есть не хотелось, спать тоже. Солнце за окном остановилось, а замершие стрелки часов на стене намекали, что время в этом месте потеряло свой смысл. Андрей мог отсчитывать секунды в голове, но его реальность, похоже, застряла в одной точке на временной оси. Он не знал, почему, да и не сильно интересовался. Круг его интересов сузился до одной-единственной программы.

По ощущениям Роткина, прошел не один миллиард лет, прежде чем он стал понимать. Стол завалило листами, исписанными мелким почерком с обеих сторон и в несколько слоев, стены с пола до потолка были оклеены ими же. Андрей выстраивал многоэтажные формулы, считал и пересчитывал, шажок за шажком подбираясь к пониманию принципа устройства мира. Приведенные Хрусталевым пояснения помогли ему найти среди всего множества частиц ту область, в которой существовал его научный руководитель в определенный момент времени. Несколько миллионов лет спустя он нашел себя. Сопоставляя квантовые процессы в мозгу со смутными воспоминаниями о далеком прошлом, Андрей научился определять собственные эмоции. Он видел радость, детское горе, юношеский страх и даже нечто, способствующее особенно сильным выбросам эндорфинов в кровь. То, что по химическим признакам напоминало ему влюбленность. Реакции усложнялись по мере развития мозга, появления новых нейронных связей. Роткин-прошлый взрослел, все ближе подбираясь к Роткину-настоящему.

Порой Андрею казалось, что за ним наблюдают. Он кожей ощущал незримое присутствие Артура, но за все время тот ни разу не обозначил свое присутствие. Роткин старался не обращать на него внимания. В его голове звенели сотни вопросов, на которые он надеялся найти ответы в программе, пусть это займет еще миллиарды лет. Кто отправил ему сообщение с хэшем от слова help? Почему застрелился Ирикс? Что в конце концов случилось с Хрусталевым? Роткин чувствовал себя Итаном Марсом, который вырвался за пределы мира Heavy Rain и теперь мог прокручивать собственную жизнь от чекпоинта к чекпоинту, выбирая лучший результат. Узнав все ответы, он собирался изменить ключевые моменты своей жизни, убрав все то, о чем когда-то жалел.

Его пыл угас на последних днях настоящего, когда он не обнаружил в собственной голове никаких признаков интереса. Ему словно и не пришло сообщение в тот злосчастный вечер. Пытаясь найти в своих вычислениях ошибку, Андрей пересмотрел всю свою жизнь с самого начала, но пришел к тем же результатам. Если верить программе, реальность была совсем не такой, какой Андрей ее помнил.

По версии софта, Андрей принял сообщение в тот злосчастный вечер за розыгрыш. Сообщение с аккаунта Хрусталева в соцсети впечатлило его, но не пошатнуло уверенности в том, что это розыгрыш кого-то из одногруппников. Некоторое время спустя Роткин-настоящий увидел радость от завершения университета Роткиным-прошлым, радость полной надежд жизни, которая вскоре сменилась унынием. Тот Андрей устроился на работу, завел семью и прожил совершенно обычную жизнь, умерев одиноким стариком, преисполненным сожалений.

Что-то не сходилось. Андрей провел неисчислимое количество времени в поисках ответа, попутно найдя в общем потоке некоторых Друзей. Роткин лишь очень примерно мог читать мысли друзей, поскольку процессы мышления в мозгу слишком индивидуальны для каждого человека, но более-менее сносно научился распознавать эмоции товарищей. Тут реальность удивила его во второй раз. Данные, предоставленные программой, утверждали, что никто из обнаруженных Друзей никогда не был на форуме исследователей. Более того, они ничего не знали друг о друге, так ни разу и не встретившись. Жизнь Лейна угасла в Могильнике, Егору и Сергею удалось дожить до преклонных лет.

Что-то снова не сходилось. Полное совпадение в далеком прошлом доказывало, что программа действительно работает. Но как это сочеталось с такими кардинальными различиями в настоящем? Андрей провел года, размышляя на эту тему. Из всех пришедших в голову объяснений правдоподобным казалось одно. Кто-то намеренно поменял естественный порядок вещей, чтобы Друзья встретились, и Роткин в конце концов оказался на маленькой имиджборде. Было ли это дело рук Хрусталева? Андрей не мог сказать точно, но эта версия объяснила бы многое.

В какой-то момент, обновив в очередной раз вкладку с посланием ХОДовцу, Андрей заметил ответ на свое сообщение. К огромной простыне текста в посте была прикреплена бессмысленная на первый взгляд картинка:

 





 

Забыв на время про нестыковки в реальности, Андрей погрузился в чтение.

Незнакомец представился Навусором. В письме — здесь это слово казалось Андрею более уместным, учитывая размеры сообщения — Х0Довец рассказывал, как они нашли карту уровней сети в Gwayin, попав туда с помощью программы с сервера void.net. Группа знала, что форум под наблюдением секты, и Х0Довцы старались не распространяться о своих целях в i2p, но на Перевале их план проникновения в Тихий Дом не был тайной ни для кого, кто с ними контактировал. Но даже там группа раскрывала не все карты. Пока члены Х0Д не без помощи людей с Перевала искали вход на нижние уровни, внутри группы зрел еще один план, о котором не знал никто за ее пределами. План возвращения. Х0Довцы собирались не только добраться до мифической глубочайшей точки сети, но и вернуться оттуда в реальный мир. Свой план они назвали первым Исходом. Его успешное воплощение не только открыло бы дорогу в Тихий Дом для других исследователей, но и дало бы им возможность поделиться своим опытом здесь, в мире живых.

Навусор много писал о том, как группа разрабатывала самые разные способы связи друг с другом на любой аварийный случай. У них был свой язык, похожий на азбуку Морзе, где каждый символ кодировался бинарной последовательностью и мог быть передан как угодно — хоть дуновениями ветерка, хоть кругами по воде. Каждому члену группы присвоили порядковый номер, которыми договорились называть друг друга в случаях, когда обращение по нику могло скомпрометировать Х0Д. Навусору достался номер шесть.

Когда стало понятно, что попадание на следующий уровень сети значит смерть в реальном мире, несколько исследователей покинуло группу. Те, кто остался верен своей цели, договорились принять смертельную дозу снотворного в одно и то же время, тем самым увеличив шансы оказаться вместе после смерти. В их числе был Навусор. Но когда пришло время глотать таблетки, ему не хватило на это смелости. Он надеялся, что утром в чат группы снова заглянут его друзья, но никто не появился. Все кроме Навусора отправились в мир иной.

Х0Довцу оставалось только строить догадки, что случилось с группой дальше. По собственному признанию, он лелеял надежду, что за границей жизни его товарищам откроется лишь вечная тьма, пустота и холод. Что вся группа погибла зря. Эта надежда и алкоголь заглушали чувство его вины, пока в один вечер на почту не пришло сообщение от группы. Прикрепленная к посту картинка была вложена в письмо. Навусор приводил его текст дословно:

 

Ты на поверхности? И ты уже всё знаешь. Мы так и думали. Ты совсем пропал, когда мы были нескольких шагах от Входа. Но всё пропало и мы понимаем, почему ты вышел на поверхность. Писать сюда – равносильно что открыть ящик Пандоры для посвящённых в первый Исход.

Мы всё сломали – я, 12 человек из нашего объединения, Путешественник и Друг. Тихий Дом отныне пуст, Исход невозможен и мы не знаем, чем всё обернётся. Теперь мы изгои, Шестой. Тихий Дом опустел. Я не знаю, как нам выходить отсюда. Шестой, читай то, что на фото – это единственное объяснение, это был ключ. Ты знаешь, что делать.

Забудьте о Тихом Доме. Теперь мы умираем.

 

Группа добралась до Тихого Дома, но что-то пошло не так, когда они стали приводить в действие план по возвращению. Навусор не знал, кто такие Путешественник и Друг, но предполагал, что это исследователи из другой группы, добравшиеся до ТД раньше. Что именно произошло там, на самом дне сети, оставалось для выжившего Х0Довца загадкой. Он понятия не имел, каким чудом группе удалось отправить весточку из Тихого Дома. Навусор потратил годы на изучение фотографии, но так и не понял причин, по которым друзья прикрепили ее к письму. Чувство вины росло, как и отчаяние. В конце концов они и привели его на маленькую имиджборду.

Андрей еще раз внимательно рассмотрел фотографию. На первый взгляд она была похожа на поделку, слепленную за полчаса в фотошопе с целью потешить любителей крипипаст. Изучение шума на картинке тоже ничего не дало — его распределение было очень близко к распределению естественного шума на фотографии плохого качества. Из обрывков фраз складывалась вполне осмысленная картина сумасшедших докторов, проводивших бесчеловечные опыты, но Андрей не верил, что исследователей, добравшихся Тихого Дома, кто-то станет пугать столь примитивными вещами. Если у фотографии действительно есть смысл, он был закопан куда глубже.

 

Оставив безуспешные эксперименты, Роткин вернулся к программе Хрусталева. С большим трудом ему удалось отыскать научника, но чем ближе подходил Андрей по временной шкале к настоящему моменту, тем меньше определенности оставалось в жизни Ллойда. В вечер его смерти вокруг преподавателя творился настоящий квантовый хаос. Волновые функции элементарных частиц, казалось, перестали зависеть от их положения в пространстве, выдавая одинаковую вероятность нахождения в любой точке вселенной. Хрусталев и частицы вокруг него заняли положение суперпозиции, существуя в каждой точке пространства и одновременно не существуя нигде. Что предстало бы глазам Роткина в тот вечер, загляни он в гости к научнику? Привыкший к определенности мозг отказывался это понимать. Роткин скорее поверил бы в баг программы, чем в то, о чем говорили результаты.

Вернувшись на несколько дней в прошлое, Андрей составил список вариантов, которые по его мнению могли бы привести к лучшему настоящему. Затем он попытался смоделировать будущее на их основе. Первые секунды после изменений все шло хорошо, но чем дальше, тем туманнее становилась судьба измененных частиц. Некоторые варианты приводили к тому, что будущее частично моделировалось таким, каким его помнил Роткин, и частично таким, каким Андрей пытался его сделать. Порой эти варианты были взаимоисключающими — например, убирая присутствие секты на форуме, Роткин приходил к реальности, в которой все еще существовал Перевал, разработанный для защиты от секты. Каков бы ни был вариант, со временем по расчетам Роткина он приводил к одному из трех исходов — временной парадокс, полная неопределенность или и то, и другое вместе. До настоящего момента он мог проследить лишь один вариант развития события — тот, который сам наблюдал.

В конце концов Андрей сдался. Из всего множества возможных исходов он выбирал между двумя — менять ли прошлое так, чтобы тот Роткин через какое-то время оказался здесь же, или оставить все как есть, подарив прошлому себе право на самую обычную жизнь? Второй вариант привлекал Роткина куда больше — ему совсем не хотелось обрекать другие версии себя на муки медленной потери рассудка от проделок буйной тульпы. Но письмо Хрусталева сеяло в нем сомнения.

Я верю, что тебе хватит смелости сделать все как надо.

Ллойд подразумевал, что сделать правильный выбор будет не так-то просто. Поскольку вариантов осталось только два, и один из них был явно предпочтительнее, Роткин пришел к выводу, что Хрусталев намекал на первый вариант. Подкорректировать прошлое, замкнув временную петлю.

Чем больше Андрей размышлял об этом, тем страшнее становился выбор. Неизвестность пугала его все больше. Ангел на правом плече не уставал повторять, что шанс избавиться от всех сожалений разом слишком уникален, чтобы вот так пренебрегать им. В левое ухо тараторил чертик, тыкая пальцем в сообщение Хрусталева и в полную неизвестность куда вели все расчеты Андрея. Припомнил он и Мереану. Его эксперименты с прошлым привели лишь к исчезновению его доброй половины. Темная же сущность осталась жить несмотря ни на что. И даже обрела мировую известность.

В конце концов Андрей решился. Он четко видел все моменты в прошлом, где ему нужно было вмешаться, чтобы история развивалась по уже известному сценарию. Сначала подбросить Х0Довцам карту уровней сети. Роткин решил эту задачу, материализовав карту в далеком-далеком прошлом, когда на планете еще не появились и далекие предки людей. Оригинал карты не видело ни одно разумное существо, но его копия появилась в Gwayin. Миллиард лет спустя Х0Довцы найдут ее и вбросят на форум.

Изучив процесс формирования и хранения воспоминаний, следом Роткин добавил мотивации друзьям. Ориентируясь на то, что уже знал, Андрей снизил градус жестокости, искренне желая лучшей судьбы другим членам FR1ENDS. Роткин стер память о прошлом Ирикса, и ее место заняли воспоминания о преступлениях, куда менее жутких, нежели те, о которых рассказал когда-то сам Уайд. Память о тюрьме Роткин оставил, как и татуировку на руках Ирикса. Андрей не рискнул повернуть в ту реальность, где друзья не догадывались о предателе в голове их друга.

Сергею Роткин подкинул воспоминания о девушке, сдобрив их чувством счастья и семейной теплоты. В реальности Андрея SIGINT влюбился в человека, которого даже не существовало на самом деле. Ее поиски привели Сергея на форум. Егору, как истинному полицейскому, Андрей подбросил фотографию — ту, что сам когда-то увидел в квартире Хрусталева. Версия Лейна осталась без изменений — в какой-то момент он снова поверил в буйно помешанного, который нацарапал на стене b32-адрес форума. Дальше вступило в дело обсессивно-компульсивное расстройство Рюки. Он не успокоился, пока не выяснил, чей это адрес и что там находится. Тихий Дом стал его следующей идеей фикс.

Оставался последний штрих — подкорректировать собственную мотивацию. В вечер, когда пришла смска, Роткин заставил себя воспринять все достаточно серьезно, чтобы заглотить наживку и двинуться дальше по истории. Второй раз пришлось поменять свои мысли у входа в квартиру научника. По расчетам Роткина, в реальности, смоделированной с учетом всех изменений, тамошний Андрей уходил домой, спасовав перед необходимостью лезть в чужую квартиру. Роткин-настоящий добавил ему решительности.

Пересчитав все еще раз, Андрей удостоверился, что глобально история движется к той же точке, в которой Роткин находился сейчас. Ценой меньших жертв — на этой сюжетной развилке Ирикс оставался жить, хоть и по-прежнему чувствовал себя предателем. По мере приближения к настоящему программа выдавала все более туманные прогнозы, но все, что Роткин мог разглядеть за пеленой неопределенности, сходилось с тем, что они с друзьями уже пережили. Петля была замкнута, как того и хотел Хрусталев.

 

Сквозь занавески пробились первые лучи осеннего солнца. Сообщение Хрусталева подарило Роткину надежду, а возможность повлиять на жизни друзей вырвала его из пучины безнадеги, которая когда-то привела на маленькую имиджборду. Роткин встал из-за стола, краем глаза заметив, что компьютер выключен. Двери маленькой имиджборды были открыты только для тех, в чьей жизни не осталось надежды. Андрею отныне путь туда был заказан.

Роткин взглянул на копию карты уровней сети, где он собственноручно исправил опечатки, переместив Onelon и Перевал на причитающиеся им места. В следующей итерации временной петли в руках Х0Довцев окажется более точная карта. Кто знает, к чему это приведет в итоге?

Андрей прошелся глазами по списку, вспоминая, с каким недоумением смотрел на нее первый раз, в машине Ирикса. Многие названия с уровня С были ему незнакомы, а уровень В казался одной сплошной тайной. Роткин шел по списку, чувствуя себя старым дедом, разглядывающим детские фотографии. Перевал, Void, YouTube уровня B... Андрей прикинул, на какой ступеньке он стоял сейчас. Где-то между маленькой имиджбордой и чертой, обозначенной на карте как Holes. Топтался у самого края зоны, закрашенной красным - это вполне могло означать, что обратного пути оттуда нет. В какой-то момент Андрей пожалел, что не расспросил Навусора подробнее про план побега из Тихого Дома. С другой стороны, если целая команда опытных исследователей не смогла его воплотить, каковы были шансы у новичка-одиночки?

Первая ступенька красной зоны на карте была размазана до полной нечитаемости, но теперь, зная историю Навусора, Андрей без труда разглядел в месиве пикселей слабые очертания первой и последней буквы.

Смерть

Хрусталев повторил подвиг Х0Довцев, намереваясь во что бы то ни стало дойти до самого глубокого места на карте. Он не стал звать за собой Друзей, вероятно, будучи уверенным в том, что сможет связаться с ними оттуда и во всех подробностях поведать о своем путешествии. Неудачный опыт Х0Да мог быть еще одной причиной, по которой Ллойд держал свои успехи в тайне даже от Друзей. Но почему, едва получив возможность черкануть весточку в мир живых, он связался с человеком, которого едва знал? Неужели он боялся предателя в рядах FR1ENDS даже после смерти?

Андрей кивнул своим мыслям. Весть о том, где находится Ллойд, могла бы поставить под угрозу жизни всей команды. А расскажи он что-нибудь о месте своего обитания, секта наверняка перехватила бы его сообщение, после чего исследования Друзей потеряли бы для них всякую пользу. Роткин ни секунды не сомневался, какая судьба ждала бы в этом случае всю команду.

Были ли эти догадки близки к истине? В конце концов Роткин решил, что спросит об этом Хрусталева лично.

 

Подойдя к окну, Андрей широким жестом раздвинул занавески. Впервые за многие-многие годы комнату залило солнечным светом. Андрей зажмурился, прикрывая рукой слезящиеся глаза. Насколько можно отвыкнуть от естественного света, когда неисчислимое количество лет пространство перед тобой освещает лишь холодный свет монитора?

Едва Андрей переступил порог балкона, изо рта повалил пар. Морозная свежесть прояснила его мысли. Роткин узнал хорошо знакомое чувство: так он много раз приходил в себя после марафонов по написанию диплома или многочасовых забегов в очередную сюжетную бродилку. Подобная чистка возвращала его на землю, выветривая бредовые мысли из головы, но сейчас это лишь добавило Андрею решимости.

- Э-эй, ты куда там намылился?

Роткин отодвинул шпингалет и открыл окно на балконе. В лицо ударил порыв морозного воздуха.

- Давно тебя не видел, - промямлил он одеревеневшим языком, ловя себя на мысли, что провел в молчании столько времени, что почти разучился разговаривать.

- Отойди от окна.

Голос двойника звучал спокойно, но Андрей без труда разобрал в нем нотки тревоги.

- А то что?

- Оттащу тебя силой.

- Валяй, - махнул рукой Андрей.

Артур кинулся к Роткину, но Андрей почти не ощущал его тычки и удары.

- Какого черта? - прорычал Артур, пыхтя от натуги.

- Ты появился, потому что я никак не мог отпустить прошлое. Полагаю, это и поддерживало в тебе силы. Недаром же ты постоянно вызывал у меня видения той… девушки, которую я любил.

Артур отступил на шаг. Андрей был уверен, что двойник давным-давно прочитал в его мыслях все, что он хотел сказать. Но растерянность тульпы придавала Роткину решимости. Он хотел озвучить все свои догадки.

- К счастью, ты был слеп в своем желании придумать для меня еще более изощренные пытки. Там, - Роткин махнул в сторону комнаты, - аноны с маленькой имиджборды на собственном примере дали мне понять, что смириться можно и с гораздо большим горем. Думаю, это мне помогло. Прошлое не вернуть, я понял это и больше туда не стремлюсь. Твоя безграничная власть надо мной тает без эмоциональной подпитки.

Отмахнувшись от двойника как от назойливой мухи, Андрей уселся на подоконник, свесив ноги на улицу.

- Признаться, ты меня удивил, - улыбнулся он. - Не думал, что тебе до сих пор нужно наше тело, чтобы оставаться в этом мире.

Артур не сводил глаз с Андрея. Лицо двойника раскраснелось, по вискам текли струйки пота.

- Дебила кусок! - выплюнул Артур. - Как ты собрался искать своего научника, лежа в могиле?

- Ты что, карту сети не видел? Мне именно туда и нужно. Вниз.

В глубине сознания Роткина мелькнула мысль, что Артур в очередной раз разыгрывает перед ним спектакль, но Андрей отбросил ее. Ему хотелось насладиться чувством победы, даже если оно было ложным.

Андрей медленно поднялся на ноги, держась за раму.

- Ты ведь хотел стать живым человеком, Артур. Хотел свое прошлое, характер. Сейчас это все у тебя есть, а мы, похоже, поменялись местами. Выдуманный персонаж теперь я, а не ты.

Роткин оглянулся, балансируя на самом краю. До этого момента он не чувствовал совершенно никакого беспокойства, но сейчас его сердце выбивало чечетку в груди, а ладони вспотели, соскальзывая с рамы.

- Знаешь, в чем преимущество таких картонных персонажей, каким стал я? Эту жизнь совсем не жаль терять.

Роткин шагнул в пустоту.

Ветер зазвенел в ушах.

Андрей невольно вспомнил, как прыгал с парашютом, будучи на пару лет моложе. Тогда, выпрыгивая из самолета, он чувствовал то же самое, морально подготовив себя к тому, что парашют не раскроется.

Андрей инстинктивно вытянул перед собой руки, балансируя в воздухе. В последний момент он даже успел пожалеть о своем решении.

Момент удара в памяти не отпечатался. Андрей понял, что уже не летит, когда разом взвыло все тело. Роткин буквально почувствовал, как ребра раскрошились об асфальт. Как осколки костей врезались в легкие. Рука, на которую он упал, сложилась сама в себя как ручка зонтика, а левая нога вывернулась под неестественным углом, сверкая открытыми переломами. Секунду спустя боль ушла. Сквозь разномастный хор сотен голосов до Андрея донеслась последняя разумная мысль: он не чувствовал ничего ниже шеи. Инстинктивно пытаясь вдохнуть, он ощущал нарастающий шум в голове, перекрывающий собой все звуки внешнего мира. Кровь хлестала из ран фонтаном, забирая с собой последние крупицы сознания Роткина.

В поле зрения попал до боли знакомый ботинок. Его собственный ботинок. Он наступил в самый центр липкой красной лужи, растекающейся по асфальту.

- Кажется, я встал на пятно. Иронично звучит, не находишь?

Присев на корточки, Артур взглянул в остекленевшие глаза Андрея. Улыбка двойника была последним, что отложилось в памяти Роткина. Мгновение спустя все вокруг накрыла тьма.



<<< Глава 19Содержание 




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *