А знаете ли Вы?
У куклы Барби есть официальное полное имя - Barbara Millicent Roberts (Барбара Миллисент Робертс).
Случайный скриншот   Другой   Закрыть

Этот скриншот напоминает скорее Duke Nukem Forever, чем ту игру, в которой сделан. Выдает ее только характерный счетчик патронов в правом верхнем углу.

<<< Глава 21СодержаниеГлава 23 >>>


Глава 22


Ты только что обрек на смерть бесконечное число своих лучших друзей.

- Да иди к черту, - по привычке отмахнулся Андрей и вдруг понял, что Артура рядом нет. Это была его собственная мысль.

Ты замкнул временную петлю. Каждый ее виток означает еще одну смерть.

- А у меня был выбор? Почему ты решила, что я — первая итерация в этом цикле?

Ты мог быть первым, кто разорвет петлю.

- Погоди секунду. Ты надиктовала мне этот числовой ад?

Не уходи от темы.

- Да что ж ты... разрыв петли мог сделать все еще хуже. Со временем шутки плохи, Мереана тому хороший пример.

Неубедительное оправдание.

Если бы у Андрея были глаза, он бы раздраженно их закатил.

- Как же ты, совесть, не вовремя... так, стоп. Откуда эти связные мысли?

Роткин помнил, как уходила боль во всем теле, как растекалась лужа крови на асфальте. Помнил кость, торчащую из ноги. Сломанный позвоночник. Торжество на лице Артура. А потом... что было потом?

Крик. Роткин с трудом отыскал этот момент в недрах памяти. Сознание в нем едва теплилось, когда где-то вдалеке закричала женщина. Что если она заметила самоубийцу? Что если скорая приехала вовремя, и врачи его спасли?

Чушь. У Андрея не было шансов выжить после прыжка. Однако и мертвым он себя назвать не мог.

От органов чувств не приходило никакой информации. Роткин ничего не видел, не слышал, не ощущал и не мог пошевелиться. Андрей пришел в ужас при мысли о том, что проведет в этом состоянии вечность. Он почувствовал себя мальчиком Рикки из Долгого Джонта.

Роткин потерял чувство времени. Он не представлял, сколько провел в этой пустоте — годы или может, несколько минут. В конце концов он заметил, что вокруг стало едва заметно светлее.

- Я что, снова могу видеть?

К Андрею вернулось ощущение языка, зубов и способность говорить. Из серого ничего вокруг проступали бледные границы стен и предметов.

Спасли-таки, подумал Андрей. Однако чем четче становились неясные образы, тем меньше обстановка походила на больничную палату. Это было место, хорошо знакомое Андрею.

Его собственная ванная. Правда, с одним отличием — право и лево в этом мире поменялись местами, словно в зеркальном отражении. Возникшие цвета лишь усилили сходство. Роткин разглядел на кафельном полу царапины, оставленные тяжелой стиральной машинкой. Вне всяких сомнений, это была его квартира.

Неведомая сила потянула Роткина к умывальнику. В зеркале над раковиной он увидел свое отражение. Андрей потерял контроль над телом, механически повторяя любое действие своего двойника по ту сторону зеркальной поверхности.

- Что происходит?! - мысленно завопил Андрей. Он попытался сопротивляться, но невидимый кукловод пресекал все его попытки, дергая лишь за нужные ниточки.

Догадка свалилась на Андрея неожиданно. Он не повторял действия за своим отражением - он сам и был отражением.

Человек по ту сторону зеркала открыл холодную воду, умылся и взглянул на застывшего в немом ужасе Роткина.

- Ну, что скажешь? Час назад мы собирались посвятить вечер диплому и завалиться спать в девять. И вот я намылился черт знает куда, искать черт знает что. Не имея представления, зачем все это мне. Мудрое решение, а?

Нет. Нет-нет-нет, ты умрешь, не прожив и недели! Роткин приложил неимоверные усилия, стараясь закричать во все горло, но не выдавил из себя ни звука. Собрав всю волю в кулак, он сконцентрировался, пытаясь отрицательно помотать головой. Это ужасная идея!

В какой-то момент ему показалось, что он смог повернуть голову на едва заметный миллиметр. Роткина по ту сторону зеркала это не убедило. Вытерев лицо, он вышел из ванной, пока Андрей дублировал его действия.

Контроль над телом вернулся у самой двери. Андрей не понимал, какая цепочка странных событий привела его в зазеркалье, но реальный мир был совсем рядом — по ту сторону хрупкой перегородки. Андрей вознамерился во что бы то ни стало туда попасть.

Он бил по зеркалу кулаком, швырял в него банные принадлежности, ведро и швабру. На идеально гладкой поверхности не появилось ни трещинки. Обманчиво тонкая преграда была непреодолимой.

Очертания ванной снова стали расплываться. Роткин схватил увесистый кусок мыла, но оно исчезло прямо у него в руках. Само пространство словно утекало в огромную сливную трубу. Пол ушел из-под ног Андрея, и он полетел в серую неизвестность.

Зрение не пропало, но Роткин не мог описать словами то, что видел. Он словно вышел за пределы карты уровня, и движок, который рендерил реальность, не знал, как отобразить эту пустоту. Андрей огляделся, пытаясь разобрать хоть что-то в мерцающем сером мареве. Он вспомнил, как летал за пределами первого уровня Unreal, набрав в консоли GHOST, и даже нашел две странных комнаты, куда нельзя было попасть без читов. Андрей помнил всю бурю эмоций, что принесла ему находка. Даже Артур не смог вырезать этот клочок из его памяти.

В пустоте снова проступили смутные очертания комнаты. Роткин распознал ее мгновенно. Квартира Хрусталева была погружена во тьму, как и в день визита Андрея. Роткин с удивлением отметил, что до сих пор волен распоряжаться своим телом как угодно. Он полагал, что двойник из реального мира вот-вот наведается в гости, но, осторожно заглянув в зеркало, увидел на той стороне совсем не то, что ожидал.

За столом сидел живой Хрусталев. Он уставился в экран ноутбука, отодвинув стул в сторону и повернувшись к монитору боком. Его пальцы выстукивали барабанную дробь на клавиатуре. Из-за неестественной позы преподавателя Андрей мог видеть все, что происходило на экране. Хрусталев набирал сообщение, и Роткин не без удивления отметил, что оно адресовано лично ему.

 

Здравствуй, Андрей.

Чувствую себя идиотом, печатая послание твоему отражению. Но человек, который недавно связался со мной, уверил, что это лучший способ передать тебе весточку, минуя всевидящее око секты. Его способ связи крайне необычен, и у меня не было возможности побеседовать с ним лично. Но факты, которые он привел, подтверждая свою личность, были достаточно убедительны, чтобы я поверил каждому его слову.

 

Хрусталев сделал паузу, приводя в порядок мысли. Несколько раз он начинал печатать слово, но тут же стирал его. Объяснение давалось ему с трудом. Возможно, тогда он еще не оставлял попыток расписать все так, чтобы это не звучало как бред сумасшедшего.

 

Уже несколько месяцев меня преследует голос в голове. Сначала я едва мог его расслышать, но со временем он говорил все громче. В какой-то момент я больше не смог его игнорировать. Большую часть времени он молчит, порой изрекая несколько слов или законченную фразу. Меня всегда пугает его неожиданность — он может проявиться абсолютно в любой момент. Его не волнует, сижу я один дома или читаю лекцию перед сотней студентов. Он утверждает, что должен сообщить мне нечто крайне важное.

Он говорит, что его зовут Артем Хрусталев. Что он — это я сам из недалекого будущего, из предыдущего витка временной петли. Сейчас у него есть возможность заглянуть в собственное прошлое, и он видит, что судьба ведет его совсем не к тому моменту, где он оказался в итоге. Сопоставляя наблюдаемое прошлое с воспоминаниями, он понял, что сам же привел себя в ту точку времени и пространства, откуда сейчас отправляет сообщения мне. Он рассказывал про тот вариант будущего, что увидел в своем волшебном шаре. Там нет отчаяния, одиночества, есть простое человеческое счастье. После многих лет добровольной изоляции он всем сердцем желает вернуться к такой жизни. Но тайна Тихого Дома не дает ему покоя, заставляя раз за разом направлять историю по иному пути и подбрасывать подсказки самому себе в прошлом.

 

Хрусталев снова сделал паузу, прикрыв ладонями лицо и нервно раскачиваясь в кресле.

 

Я не верил ему поначалу, но он привел так много фактов, которые могу знать лишь я, что со временем рассеял все мои сомнения. Он провел меня до Перевала, помог попасть на маленькую имиджборду, передал карту уровней сети и кучу информации о принципах работы мозга, о его строении. Из этого материала родилась монография, а потом и AIPI. Я сделал упрощенную копию своего сознания, зашив в его память алгоритмы получения прав доступа в админку void.net. Мой близнец из будущего утверждает, что ты уже в курсе всего этого, но пока не знаешь способа, которым он связался со мной. Это я и хотел бы рассказать перед...

 

Подумав немного, Хрусталев стер последнее слово, поставив вместо него точку.

 

Резонанс Шумана. Тебе наверняка знакомо это атмосферное явление. Возможно, ты даже читал статьи профессора Кенинга, в которых он указывает на совпадение частоты первого пика резонанса с частотой возникновения электрических импульсов в мозгу. Будущий я перестроил передатчик — тот, что в подвале дома в парке. Прибор запускает две электромагнитных волны с определенной разницей частот и разницей во времени. Накладываясь друг на друга, они формируют результирующую волну сверхнизкой частоты, которая может, отражаясь от ионосферы, превратиться в стоячую волну и существовать достаточно долгое время.

Кенинг и другие физики утверждали, что волны на частоте резонанса влияют на работу мозга. Будущий я подтвердил это экспериментально. Подбирая частоту результирующей волны с очень большой точностью, он смог синхронизировать ее с частотой импульсов в моем мозгу в некоторые моменты времени. Точно направленная результирующая волна может влиять на импульсы, усиливая или ослабляя их. Приспособившись таким образом, он смог передавать абстрактные образы и даже осмысленные фразы прямо в мозг своему близнецу из прошлого, формируя своеобразный канал односторонней связи. Для результирующей волны очень важно точное значение частоты — вплоть до пятого знака после запятой. У будущего меня эти значения были от предыдущей итерации. Он не знал точно, как их получили в самый первый раз, но предполагал, что это результат кропотливых экспериментов с наушниками и генератором гармонического аудиосигнала.

Но даже в том узком диапазоне, что ему удалось обнаружить, частота импульсов в мозгу постоянно колебалась. Из-за этого будущий я не мог слать информацию непрерывно. Время от времени, примерно подгадывая частоту, он смог передавать мне короткие фразы и простые образы.

Поначалу мне было сложно воспринимать такой сигнал. Но чем больше я практиковался, чем более подготовлен был к неожиданным передачам, тем яснее они становились. Будущий я сузил диапазон некоторых частот, в результате передав своему последователю чуть больше информации, чем получил сам. Полагаю, так мы дошли до всего того, что я знаю сейчас — шаг за шагом, итерация за итерацией.

 

В какой-то момент Хрусталев машинально чуть не взглянул в зеркало. Он вовремя себя одернул, и даже в темной комнате, освещенной лишь светом монитора, Роткин заметил, как Артем побледнел.

 

Ту точку времени и пространства, в которой находишься ты, он называет Мертвой Зоной. Это нечто среднее между жизнью и смертью. Отсюда есть прямая дорога в конечный пункт нашего путешествия — в Тихий Дом. До выхода рукой подать.

 

Дописав предложение, Хрусталев указал пальцем на закрытую дверь в коридор. Пару раз он заносил руку над клавиатурой, намереваясь дополнить свое послание, но в итоге не набрал ни слова. Он закрыл редактор, поднялся со стула и осторожно, стараясь все время находиться спиной к зеркалу, вышел из комнаты. В ночной тишине, которую нарушал лишь разогнавшийся кулер старого ноутбука, Андрей расслышал, как Хрусталев открыл пузырек с лекарством. Минуту спустя он вернулся в комнату с горстью таблеток в ладони. Роткин не видел его лица, но неуклюжие попытки сесть на стул и дрожащие руки выдавали нерешительность тогда еще не бывшего преподавателя. Сделав несколько глубоких вдохов, Хрусталев резко отправил в рот все таблетки разом. Андрей услышал, как Артем тихо всхлипнул. Выключив ноутбук, он лег на диван и затих.

У Андрея тряслись руки. Голова гудела от вопросов человеку по ту сторону зеркала. Хрусталев явно знал больше, чем изложил в своем послании. Но раз его потянуло на откровения, почему он не рассказал все?

Андрей тихонько постучал по зеркалу, но Хрусталев не отреагировал. Преподаватель был неподвижен как статуя. Даже грудь не вздымалась в такт дыханию. Время по ту сторону зеркала словно замерло на одном моменте.

 

Роткин сел за зеркально отраженный стол и уставился в экран ноутбука. В сообщении Хрусталева он разглядел любопытный посыл: преподаватель не боялся менять прошлое. В каждый новый виток временной петли он передавал больше информации, чем в свое время получил сам. Прошлое каждый раз немного менялось, хоть в итоге и приводило Хрусталева в ту же конечную точку. Но какова была его цель? Что он надеялся получить в итоге, промотав нужное число итераций?

Андрей предположил, что Хрусталев искал способ объяснить себе из прошлого, что представляет собой Тихий Дом. Тогда близнецам из будущих итераций не пришлось бы пить снотворное, чтобы пройти этот путь самостоятельно. Кто-то из них сделает рассылку на Перевале, напишет о Тихом Доме на форуме исследователей или даже выпустит еще одну монографию. Когда нетсталкеры узнают, что конечная точка пути реальна и достижима, секта больше не будет помехой. А открытость результатов может привлечь официальную науку.

Игры Хрусталева с временной петлей наводили еще на одну интересную мысль. Случится ли что-то с Андреем-настоящим, если у него получится спасти самого себя в прошлом? Сидя на маленькой имиджборде, Роткин не мог дать точный ответ. Он боялся, что все усилия могут пойти прахом из-за одной необдуманной правки, но сейчас, прочитав послание Хрусталева, склонялся к иной версии. Спасение жизни себе из следующего витка значит только то, что в свое время на месте Роткина не окажется его близнеца из прошлого. Временная петля будет разорвана, развитие событий пойдет по другому сценарию, но и настоящий Роткин никуда не исчезнет. Отличная возможность убить двух зайцев разом — добраться до Тихого Дома и подарить самому себе полноценную долгую жизнь.

Среди ярлыков на рабочем столе Андрей не нашел никаких намеков на резонанс Шумана, но, открыв папку с их списком в файловом менеджере, сразу же обратил внимание на файл sshuman.exe. Он лежал среди других ярлыков, но Роткин не мог найти его, глядя на рабочий стол. Похоже, Хрусталев утащил его за границы экрана. Андрей выстроил ярлыки по сетке, рассортировал их в алфавитном порядке, и sshuman.exe встал на свое место между ярлыками на букву R и T.

Интерфейс программы был минималистичным, насколько это возможно. Текстовое поле для ввода частоты результирующей волны, еще одно поле для передаваемых фраз и выпадающий список пресетов, в котором было всего два значения: Хрусталев и...

Роткин.

Кто добавил в программу нужные Андрею частоты? Неужели Хрусталев предусмотрел и это?

Выбрав пресет, Андрей попытался сформулировать словами то, что собирался передать. Ему очень хотелось спасти жизнь будущему себе, оградив от поисков Тихого Дома. Но какие слова могут заставить передумать Роткина из следующей петли? Андрей прекрасно помнил, насколько важны были для него поиски конечной точки пути. Та самая Тайна, ради которой он забыл про работу и учебу. Спуск на нижние уровни сети стал его смыслом жизни, идеей-фикс. Роткин-настоящий не был уверен, что в принципе способен подобрать нужные слова.

Можно описать свои приключения, но остановит ли будущего Роткина неизбежность смерти? Андрей не был уверен. К тому же, если верить словам Хрусталева, не было резона передавать длинные послания. Будущий Роткин просто не поймет их смысл, уловив кусками в случайные моменты времени. Если Андрей хотел донести до себя связную мысль, нужно сформулировать ее кратко.

План зрел в голове Роткина постепенно, пока он, повернув кресло боком к ноутбуку, всматривался в непроглядный мрак за окном. Было ли там вообще хоть что-то? Связаны ли все зазеркалья в один большой мир или каждое из них — своя крохотная изолированная вселенная?

Наконец Андрей подвел мысленный итог. Как бы печальна ни была ситуация в целом, его радовало одно: время, похоже, потеряло свою важность за пределами реальности. Андрей провел миллиарды лет на маленькой имиджборде и не постарел ни на секунду. Он сколь угодно долго мог сидеть, утонув в своих мыслях. Время услужливо ждало, пока он сделает следующий шаг. Если бы Андрей знал, что путь назад существует, он с радостью остался бы здесь еще на миллиард лет, подчистив бесконечно длинную очередь земных дел. Столько книг, которые хочется прочесть. Столько игр пройти. Разве можно уместить это все в жалкую сотню лет, что отведены ему в реальном мире?

Вернувшись за ноутбук, Андрей вбил в текстовое поле три коротких фразы:

 

Забудь про это.

Ты пожалеешь, что не прекратил.

Твоя жизнь превратится в ад.

 

Близнец из прошлого наверняка получит этот текст полностью. А если нет, каждая фраза имела смысл сама по себе, в отрыве от других. Все три предложения доносили одну и ту же мысль, что должна будет возникнуть в голове Роткина, когда он начнет охоту за Тихим Домом. Андрей не рассчитывал, что три коротких фразы остановят его, но, дойдя до этой точки, его следующая итерация точно будет знать, что передача возможна. Кроме того, у него будет личный опыт получения такого послания, он будет помнить свою реакцию на него. Будущий Роткин сможет подкорректировать послание так, чтобы оно звучало убедительнее. Андрей был уверен, что закон больших чисел работает и для временных петель. А значит, бесконечность попыток рано или поздно приведет к тому, что на какой-то итерации Роткин останется жив.

Андрей вспомнил письмо Навусора на маленькой имиджборде. С его слов было ясно, что членам Х0Д удалось отправить ему сообщение прямиком из Тихого Дома. Если это действительно возможно, получится ли связаться с тем самым выжившим Роткиным в будущем и передать ему все, что Андрей узнает о доме? Короткое послание от Х0Д было полно туманных намеков и ничего не объясняло напрямую. Почему именно в такой форме? Если у них был канал связи с человеком, которому они доверяли, почему не изложить все то, что они увидели на дне сети?

Андрей видел два варианта: либо послание было очень сложно отправить, и члены группы постарались выделить главное, либо просто не захотели раскрывать все карты. Оба исхода были в равной степени любопытны, и в обоих случаях Андрей не видел легкого способа связаться с выжившим близнецом. Но если время там настолько же вязкое и неторопливое, как на маленькой имиджборде, у Роткина будет вечность, чтобы все хорошенько обдумать.

Андрей нажал на кнопку отправки. Программа предупредила, что сообщение будет передано приблизительно на пять дней в прошлое, но разброс может быть очень большим. Андрей подтвердил, что согласен на отправку. Все равно другой возможности нет.

Встав со стула, он размял затекшие ноги. Хрусталев по ту сторону зеркала по-прежнему лежал в той же позе. Похоже, пока Роткин разрабатывал план и отправлял себе предупреждение, в реальности не прошло и мгновения.

Глубоко вздохнув, Андрей медленно подошел к двери в коридор. Он ощущал значимость момента, словно стоял перед судьбоносным выбором на перепутье дорог. Что ждет его по ту сторону? Доберется ли Андрей до Тихого Дома, найдет ли там Хрусталева? Увидит ли Х0Довцев? Роткина трясло крупной дрожью, но вопросы манили вперед.

Андрей дернул ручку и рывком отворил дверь.

В лицо дохнуло прохладной свежестью, тишина зазеркалья растворилась в шелестящем звуке дождя. Издалека донеслись глухие раскаты грома. Ливень шел стеной, перекрывая обзор. Андрей моментально промок до нитки. На полу образовалась стремительно растущая лужа. Такими темпами часа не пройдет, как комнату затопит до потолка, и компьютер, тарабанивший бесконечный цикл отправки трех простых фраз в прошлое, загнется, едва начав работу. Этого Андрей допустить не мог.

Он вышел под дождь, захлопнув за собой дверь. Порывы ветра, едва не сносившие Роткина с ног, говорили о том, что он стоит на большой открытой местности. Стена дождя скрывала все подробности, а над головой нависли тяжелые свинцовые тучи. Они неестественно быстро плыли по небу, словно висели так низко, что Роткин мог до них дотянуться.

Андрей бросил последний взгляд на уютную комнатку в зазеркалье и... не увидел за спиной ничего кроме вездесущих капель. Дверь, которую он закрыл секунду назад, исчезла, отсекая обратный путь и оставив Роткина один на один со стихией.

- Кто ж знал, - пробормотал Андрей, - что перед прыжком с балкона стоило шлепанцы надеть.

Сняв с себя противную липкую одежду, он завязал ее в узелок, перекинул через плечо и двинулся в первом попавшемся направлении.



<<< Глава 21СодержаниеГлава 23 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *