А знаете ли Вы?
Термометр изобрел Галилео Галилей в 1607 году.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Witcher 3: Wild Hunt

<<< 15Содержание 


16


НОВЫЙ ПЕНТАГОН, НЕДАЛЕКО ОТ ЛАРАМИИ, ШТАТ ВАЙОМИНГ. ТЫСЯЧА МЕТРОВ НИЖЕ УРОВНЯ ЗЕМЛИ.

 

Охранник снял наручники с запястий Кейна. Джон прищурился от ярких лучей искусственного света, заливающего коридор из ложных окон.

В его камере разгоняла тьму лишь одна яркая лампочка. Эта же часть Нового Пентагона словно купалась в лучах тропического солнца, а не была похоронена под толщей камней.

После того, как старый Пентагон был уничтожен в 2078 году, этот новый штаб проектировали, держа в уме кое-какие ключевые преимущества. Во-первых, он был расположен где-то в Вайоминге. Правительство подтвердило, что его построили неподалеку от Ларамии, хотя рамки строгой тайны заставляли молчать всех рабочих и подрядчиков, участвовавших в постройке.

Но даже если враг вычислит их местоположение, это не даст ему преимущества. Новый Пентагон был укрыт такой толщей горной породы, что проникнуть туда будет попросту невозможно. По крайней мере в это верили министерства Национальной Безопасности и Обороны.

К Джону подошел капитан.

— Меня зовут капитан Феррита. Я буду представлять вас в суде.

— Так точно, капитан.

Кейн понимал, что лишился всех званий. Он знал, что он больше не лейтенант, но считался ли он хотя бы рядовым? Или вообще морпехом?

Джон также знал, какое наказание его ждет. Когда страна находится в постоянном военном положении, любое неподчинение приказу в бою карается смертью. Именно этого и ждал Кейн. После месяцев заточения в камере внизу, он был даже рад такому исходу. Чем дольше находишься в таком месте, тем ближе подбирается сумасшествие.

— У вас есть право говорить только тогда, когда обращаются лично к вам. Обвинения будут зачитаны. Военный адвокат будет советоваться с судебной комиссией. Возможно, они захотят поговорить со мной, если будет возможность смягчить наказание.

— Смягчить наказание?

— Да. Сменить его на что-то менее строгое, чем наказание за госизмену. Тогда вы, возможно, не будете приговорены к смерти.

— А какие… шансы на это?

— Смотрите, Кейн. Я не знаю, хотите ли вы жить дальше. Честно говоря, мне все равно. Вы совершенно точно виновны. Но если по какой-то причине…

Феррита взглянул в глаза Кейну. Несмотря на то, что капитан был почти на фут ниже, Джон увидел в его взгляде сталь. Военный юрист всякое повидал в жизни. Не так-то просто заставить его отвести взгляд…

— … вы все же хотите жить, делайте в точности то, что я скажу. Уяснили?

— Вполне.

— Тогда заходите.

 

Они расселись за металлическим столом, отражающим яркий свет ламп под потолком. Старший офицер сидел на возвышении в центре. Рядом двое мужчин, одна женщина. Все морпехи. Справа от них занял свое место прокурор, тонкий как спичка военный юрист, который, кажется, даже не знал, какую сторону винтовки нужно направлять на врага.

Первой заговорила женщина. Полковник Томпсон, как было написано на табличке с ее именем.

— Капитан Феррита, был ли ваш клиент проинформирован о предъявленных обвинениях и последствиях, с которыми он может столкнуться?

Капитан встал.

— Да, полковник. И мы надеемся сегодня разъяснить, что обстоятельства, при которых лейтенант Кейн…

Бывший лейтенант Кейн, капитан, — перебил его генерал Шин. — Ваш клиент под военным арестом и был лишен всех званий.

— Да, сэр. Прошу прощения. Сейчас, если я…

Генерал Шин прикрыл рукой микрофон и наклонился к человеку в центре. Тот показался Кейну знакомым. Возможно, они уже виделись на поле боя? Генерал Хэдфилд, сообщала его табличка.

Хэдфилд прошептал что-то одному члену трибунала, затем другому. После чего заговорил:

— Капитан Феррита, мы ценим ваше желание сделать для клиента все что в ваших силах. Мы также понимаем, вы надеетесь, что обстоятельства, при которых бывший лейтенант Кейн ослушался прямого приказа, могут послужить смягчающими…

— Разумеется, но…

Хэдфилд не собирался отвечать Феррите. Вместо этого он кивнул прокурору, и тот, вытянувшись струной, подошел к столу в центре.

Хэдфилд поднял руку.

— Минуту, капитан.

Снова разговоры мимо протокола. Кейн наклонился к Феррите:

— Думаю, "состряпано на скорую руку" — весьма точное определение для этого дела.

Капитан бросил на него взгляд, говорящий: "именно так, и мы ничего не можем с этим поделать".

Феррита собирался что-то добавить, и Кейн подумал: "а может, капитан тоже в этом замешан? Может это все лишь разыгранная постановка для моего блага и для протокола?"

Прокурор кивнул и отошел от стола.

— Нет нужды пересказывать события апреля 2144 года. Снимки со спутника и так дают ясную картину. И я уверен, капитан, вы не намерены понапрасну тратить наше время, особенно сейчас, когда угроза нации столь велика и всеобъемлюща.

В любой непонятной ситуации размахивай флагом и талдычь о национальной безопасности. История стара как мир, подумал Кейн.

— Нет, сэр. Но мой клиент хотел бы объяснить…

— Мистер Кейн, мы посовещались с прокурором и пришли к решению, которое удовлетворит военное правосудие и к тому же позволит быстро закрыть дело. Если конечно вы с адвокатом согласны на наши условия.

Феррита наклонился к Джону:

— Думаю, вам лучше встать, раз он говорит с вами.

Кейн поднялся. Месяцы, проведенные в камере, забрали всю его стать. Но он все еще понимал, что он единственный в этой комнате, кто за последние годы побывал в условиях, хотя бы приближенных к боевым. Он чувствовал это. И понимал, что все остальные тоже чувствуют.

— Да, сэр. В чем заключается решение?

Полковник Томпсон улыбнулась.

Сделка. Она позволит нам быстро разобраться с делом и перейти к более важным вещам. К тому же, это может спасти вам жизнь.

— Хотя и не все из нас, — вмешался генерал Шин, — считают, что ее стоит спасать.

— Сделка? — эхом повторил Кейн.

— Да. Чтобы узнать подробности, вы можете проследовать за прокурором, полковником Сэк в конференц-зал. Когда он примет решение, мы снова соберемся.

Троица встала. Прокурор тоже поднялся, почти со страхом глядя на Кейна. Джон обратился к Феррите, не спуская с него глаз:

— Вы знали об этой “сделке”?

Капитан отвел взгляд, потирая подбородок.

— Слышал, как они что-то там бурчали о ней…

— Бурчали? — Кейн потряс головой. — Ну ладно, господин адвокат. Давайте взглянем, что за сделку мне приготовил Корпус Морпехов США.

Кейн направился за прокурором, который уже спешил в конференц-зал.

 

Полковник Сэк стоял в углу комнаты и явно нервничал. Он указал на два стула.

Я не собираюсь причинять тебе вред, — подумал Кейн. — Хотя, признаюсь, меня бы это позабавило.

Бывший лейтенант подвинул стул и сел, последовав примеру Ферриты.

— Было бы здорово… ну, знаете… рассказать мне об этом до заседания.

— Я не был уверен, что… это случится.

Сэк прочистил горло.

— Как вы знаете, мистер Кейн, приговором по вашему обвинению — в военное время — может быть смертная казнь.

— Ага. Никогда не приходи на помощь другим солдатам. Постараюсь усвоить этот урок.

— Эм, но в этом все и дело. Корпус принимает во внимание, что вы сделали это ради спасения своих товарищей-морпехов.

— О, ну здорово, что они в курсе.

— Спокойно, Кейн, — сказал Феррита.

— И судебный процесс, который подтасовывает показания по делу. Особенно если учесть другие геополитические реалии…

— Таковы уж они, реалии. Можете их ненавидеть…

— Короче говоря. Корпус хотел бы избежать наказания. Смертная казнь не в их интересах. Вместо этого у них есть предложение.

— Мы слушаем, — ответил Феррита.

— Вот оно. Кейн будет возвращен на службу в течение следующих сорока восьми часов. Он будет рядовым в космическом десанте.

Кейн потряс головой.

— Чего? Космодесант?

Все военные были в курсе, что у них проблемы с наймом людей в это новое подразделение пехоты.

— С таким же успехом можно идти охранником устраиваться.

— Космический десант, — продолжил Сэк, — играет важную роль в обеспечении безопасности в пределах Солнечной системы и служит интересам Соединенных Штатов. Вам будет выплачиваться зарплата, соответствующая новому рангу. Кроме того, у вас будет возможность уйти на пенсию.

— На какой срок это обязательство? — спросил Феррита.

Вопрос, похоже, смутил прокурора.

— Десять лет. Срок не обсуждается.

Космодесантники, — подумал Кейн. Не так уж много возможностей. Может, поставят в охрану межпланетного транспорта. Или назначат на новый проект на Европе. А может и нечто большее — проект, о котором знали все на свете, и в то же время не знал никто. Марс.

— Дайте угадать. На Земле я не останусь, не так ли?

— Вас хотят отправить в Марс Сити. Минимум два года на Марсе. Потом, возможно, назначат на другие проекты. Учитывая вашу потерю звания, звучит весьма привлекательно.

Кейн взглянул на капитана.

— Можем мы тут что-нибудь сделать, господин адвокат?

Прокурор ответил сразу же:

— Мистер Кейн, здесь нечего обсуждать. Либо вы соглашаетесь, либо идете под трибунал, который, как вы уже знаете, может приговорить вас к смертной казни.

Кейн улыбнулся Сэку.

— Спасибо что прояснили, — Джон поднялся. — Когда я отправляюсь на Марс?

— О, я думал, это очевидно. Так быстро, как только возможно. Через сорок восемь часов, скорее всего. Со следующим транспортом. Двух суток будет достаточно, чтобы разобраться со всеми делами на Земле, какими бы они ни были. Так что, мне сказать комиссии, что условия приняты?

— Да уж, — хохотнул Кейн. — Более чем достаточно времени, чтобы разобраться с делами.

Он протянул руку прокурору.

— Я согласен.

Сэк с опаской посмотрел на протянутую руку, но все же протянул свою в ответ. Кейн пожал ее. Не так, словно считал руку прокурора бесполезной тряпкой, но достаточно сильно, чтобы тот почувствовал боль. Затем Кейн разжал ладонь.

Феррита встал.

— Рядовой, я провожу вас в камеру. Там вам выдадут личные вещи.

Он повернулся к Сэку.

— Вы подготовите необходимые разрешения?

Прокурор все еще морщился от боли. Он достал КПК и спроецировал перед собой голографическую клавиатуру, после чего нажал несколько виртуальных кнопок.

— Готово. Я лишь должен буду убедиться, что вы прибыли в транспортный зал Денвера не менее чем за два часа до отправки. Вы улетаете из Калифорнии основным транспортом ОАК. На этом, — он глубоко вздохнул, — все.

Феррита положил руку на плечо Кейна.

— Пойдемте. Вам нужно подготовиться.

 

Вот так просто Кейн вышел из камеры и снова стал морпехом.

Ну, не совсем морпехом. Едва ли космодесантников можно назвать военными. Они конечно считали себя элитными войсками, однако никто не горел желанием охранять транспорт в долгих межпланетных перелетах. Неважно, на Луну, Марс или любую другую планету, куда добралась ОАК. Однако это лучше, чем расстрельная команда. Хотя едва ли они прибегали к таким методам в двадцать втором веке. Скорее, пустили бы сильный электрический разряд в мозг, и все. Покойся с миром.

Феррита передал ему конверт.

— Тут все, что вам пригодится. Инструкции, как попасть на борт, пропуск на станцию, руководство по жизни в невесомости. Обычно солдат этому тренируют, но…

— Сейчас они просто хотят избавиться от меня поскорее, не так ли?

Впереди показался лифт, который доставит их из глубин подземной крепости обратно на поверхность.

Феррита посмотрел по сторонам.

— Послушайте, Кейн. Это, возможно, отличный шанс для вас начать новую жизнь.

— Не слышу уверенности в вашем голосе, капитан.

— Я хочу сказать, это лучше, чем смертная казнь. Но мне кажется… в общем… об этом месте ходят слухи. О том, что происходит на Марсе.

— Они строят город, так? Надежду на будущее. Лаборатории, секретные эксперименты. Я правильно понимаю?

Кейн взглянул на капитана, пытаясь понять, как много тот на самом деле знает.

— Да, об этом говорят в промороликах ОАК. Некоторые люди уже живут там, живут и работают на Марсе. Новые горизонты и все такое. Но я хочу сказать…

Снова быстрый взгляд по сторонам, чтобы убедиться, что никого рядом нет.

— Это не вся правда.

— Думаете, поэтому меня туда направили?

Феррита кивнул.

— Я ни в чем не уверен. До меня доходили только слухи. То, что люди шепотом говорят друг другу. Что-то идет не так с экспериментами ОАК. Люди пропадают. Работники напуганы. Во внутренней сети вернули фильтры по словам. Обстановка там накаляется, Кейн. И я думаю… может быть, поэтому вас туда направляют.

— Отправим военного преступника из Терекстана на Марс?

— Что-то вроде того. Они отвозят туда все больше солдат. ОАК о чем-то беспокоится. Корпус предоставляет им военную силу, они оплачивают перевозку. Очевидно, что ваше присутствие там будет им выгодно.

— Выгодно? Интересное слово. Выгодно для чего?

Двери лифта открылись. Еще одна пустая камера.

— Хотел бы я знать, Кейн. Но на вашем месте я бы готовился к чему угодно.

Феррита глубоко вздохнул.

Ну, он хотя бы выговорился, — подумал Кейн. Туманный намек на то, что ждет его на Марсе. Забавно, но после этого Кейн почувствовал себя лучше.

В конце концов, подумал он, это все и вправду звучит… интригующе.



<<< 15Содержание 




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *