А знаете ли Вы?
На самом деле мыши не любят сыр. Они предпочитают злаки, плоды и богатую сахаром пищу, а еду с резким запахом, вроде сыров, предпочитают обходить стороной.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Mad Max

<<< 10Содержание12 >>>


11


АДМИНИСТРАЦИЯ МАРС СИТИ

 

На несколько мгновений в конференц-зале повисла тишина. Все молча смотрели на экран. Хэйден, возможно, видел это не в первый раз. И Кэллихер, конечно же, наблюдал такую картину достаточно часто. Но Иэн хотел видеть выражения лиц Суонна и Кэмпбелла. Джек был крепкий сукин сын, но даже он запнулся.

Не дожидаясь реакции остальных, Кэллихер дотронулся до кнопок на панели управления. Картинка начала движение вокруг своей оси, чтобы каждый смог разглядеть ее во всех подробностях.

— Гос-споди… — пробормотал Кэмпбелл.

— Ага, — ответил Кэллихер. — Впечатляет, не правда ли, генерал?

Хэйден кивнул.

Кэллихер снова посмотрел на существо на экране. Результат одного из последних экспериментов.

— Мне кажется, — протянул Иэн, — здесь пытались увеличить дистанцию телепортации объекта. Я прав?

— Думаю, да. Я просто…

— Да, да. "Мы должны знать", вся эта хрень.

Последнее слово Кэллихер выплюнул на эмоциях. Заметив это, он взял себя в руки. Сейчас важно не терять голову. Хэйден, несмотря на свой доведенный до совершенства талант скрывать факты, которые могли обернуться проблемами в бюрократической среде, был подходящей фигурой для проведения операции.

Как и Кэллихер, Хэйден знал, как внушить собеседнику страх. Как и Кэллихер, он верил в важность миссии. Пару раз они болтали в лабораториях на Пало-Альто, обсуждая будущее Марса.

А если точнее, то будущее любой планеты, кроме Земли. У этой помойки его вообще нет. Марс может стать проводником землян в их светлое будущее, и Хэйден был готов на все ради этой цели. Что ему стоит немного приврать своим друзьям?

— Вы ведь уже видели это, не правда ли, генерал?

Пауза. Не настолько большая, чтобы сойти за неподчинение, но достаточная, чтобы показать, что Хэйден взвешивает все за и против своего ответа.

— Да. Видел краем глаза.

Трехмерное фото прекратило вращаться. Кэллихер сделал шаг назад.

— Как я понимаю, субъект был приматом, так ведь?

— Капуцин, — ответил Хэйден. — Бетругеру нравится их размер, их интеллект. Поразительное совпадение, как он сам сказал.

— Поразительное совпадение... с людьми, так ведь?

— Да.

Теперь была очередь Кэллихера взять паузу. Он улыбнулся в бледно-голубом свете.

— Выглядит не очень-то похоже на человека, правда? Впрочем, как и на обезьяну.

Кое-где на существе была шерсть. Она покрывала существо пятнами, в беспорядке раскиданными по телу. Нечто похожее на руки заканчивалось парой длинных когтей. Хвост вырастал из задней части существа, но он не был похож на обезьяний. Колючий, покрытый шипами. Отлично подошел бы какому-нибудь гигантскому глубоководному пауку.

Но что поражало больше всего, так это голова. Она стала похожа на продолговатый шарик. Глаза слились в одну большую сферу. Бездушный черный зрачок покоился внутри зеленовато-белой жижи. Настоящая бездна пустоты.

И это еще не все. Рот “субъекта” растянулся в широкой гримасе. Длинные клыки, огромные зубы, которых больше, чем у любого живого существа. Они лишь подчеркивали небольшой размер головы и всего остального существа.

Все походило на то, что существо разработано — если можно было это так назвать — для одной-единственной цели.

— Я никогда не видел отчетов об этом. Вы их отправляли?

— Нет, сэр. Бетругер просил, чтобы все неудачные передачи…

Его слова прервал хохот.

Неудачные передачи? Так он их называет?

— Да.

— Хорошо. Я не видел отчета, но предполагаю, что что-то произошло, когда это… существо прибыло в лабораторию.

Хэйден взглянул на Суонна и Кэмпбелла.

— Да. Кое-что произошло.

— Видите. Я не в курсе обо всем, генерал. И прежде чем мы разойдемся, прежде чем я расскажу, как пойдут дела в следующем решающем году… почему бы вам не рассказать обо всем. Прямо сейчас.

Хэйден прочистил горло. Затем, словно чтобы подтвердить свой статус главного начальника Марс Сити, он поднялся и подошел к изображению.

— Оно прибыло в лабораторию… живое.

 

Уокер встал, оставив обед на тарелке почти нетронутым. Он оглядел кафетерий, выискивая тех, кто мог наблюдать за ним. Кто мог размышлять, о чем он думает, что планирует…

Потому что было кое-что, о чем он не говорил никому. Его попросили молчать о том, что он видел в лаборатории. Они выразились предельно ясно: пара неосторожно оброненных слов, и у него появятся большие неприятности.

А потом Уокер увидел то, что не должен был. Он стоял на охране северного портала, когда один из ученых упал на пол. Кто-то закричал, прося о помощи. А затем этот звук, этот запах, будто кого-то стошнило…

Уокер высыпал еду в синий мусорный контейнер. Положил поднос, приборы и жирную тарелку в огромный желтый ящик.

В тот день он ушел с поста. Он не должен был этого делать. Он вообще не должен был двигаться без приказа.

Но эти крики ученого, этот треск…

Он помчался в центр лаборатории. Ученые собрались в круг, оцепив что-то, напоминавшее небольшую стеклянную камеру. Уокер перевел взгляд на парня на полу. Кто-то в белом халате приказал другим отойти. Еще один белый халат в стороне, парня рвет…

А потом Джеймс понял: все их внимание было приковано к тому, что находилось внутри стеклянной камеры.

Именно в тот момент Уокер понял, что такие эксперименты просто не должны проводиться. Он достаточно всего прочитал и просмотрел, чтобы быть в курсе происходящего. Но это…

В камере было что-то живое.

Уокер застыл на месте, глядя на то, как существо раз за разом ударяется о толстое прозрачное стекло, пытаясь пробить путь на свободу. Его когтеобразные придатки скребли по стенкам.

Джеймс никогда не наблюдал подобное своими глазами. Но он видел похожих существ в видеороликах, представлял их, читая жуткие истории на базе на Земле.

Уокер инстинктивно шагнул назад. В этот момент он заметил, как существо повернулось и повторило его движения. Оно не спускало глаз с Джеймса. Уокер чувствовал, как оно изучает его. Удары по стеклу стали громче.

Ученые тоже отступили, глядя на существо.

Наконец воздух прорезал голос Бетругера:

— Возвращайтесь к работе. Все за работу, черт возьми!

Ведущий ученый взглянул на Джеймса. Морпех представил, как выглядят его собственные глаза, вылезающие из орбит. Жутко…

— Так. Ты… послушай меня.

Уокер открыл дверь кафетерия. Никто за ним не наблюдал. Никто не знал о его плане.

Уокер посмотрел на Бетругера.

— Ты ничего здесь не видел, ясно?

Уокер кивнул.

— Это высший уровень секретности. Дела государственной важности. Если ты, — Бетругер сжал кулаки, — хоть слово обронишь о том, что видел здесь, до конца жизни будешь ходить в ночные патрули по замороженному Марсу. Хочешь этого?

Уокер прочистил горло.

— Н-нет, сэр. Я…

— Отлично. Тогда забудь обо всем и возвращайся на пост.

Уокер медленно отправился обратно. С каждым шагом он вновь и вновь задавал себе один и тот же вопрос:

Это существо все еще смотрит на меня?

Удары когтей стали затихать. Послышались голоса и звук, будто тащат что-то тяжелое — возможно, ту самую стеклянную камеру.

Уокер все же оглянулся, когда был уже на достаточном расстоянии, вернувшись на свой пост. Камеру передвинули в дальнюю часть обширной лаборатории.

Именно тогда Джеймс начал разрабатывать свой план.

Дверь кафетерия захлопнулась за ним. Коридор был полон людей. Его рука скользнула к табельному оружию. Джеймс убедился, что пистолет снят с предохранителя, и направился в приемную Марс Сити.

Придется подождать. Будет непросто. Никто пока не знал об этом, но рядовой Джеймс Уокер собирался свалить отсюда ко всем чертям.

 

— Так ты знаешь этих парней наверху?

Мария хотела сказать Родригезу, чтобы просто отстал. Она прилетела на Марс не романы заводить. А если и за этим, она сильно сомневалась, что Родригез будет первый, с кем она подружится.

Полет на Марс был для нее способом избежать всего этого. На год, может и больше. Отношения с людьми не были ее сильной стороной, и это место казалось подходящим для того, чтобы избавиться от них.

Она бросила взгляд на Родригеза. Неплохо выглядит. Будучи новичком, Мария не хотела окончательно портить с ним отношения.

— Хочешь сказать, есть ли среди них мои друзья?

— Да. Полагаю, что так.

— Нет. Я прилетела сюда чтобы убежать от всех своих друзей.

Она внимательно посмотрела на Родригеза, надеясь, что он поймет смысл сказанного:

— И новых не ищу.

Родригез кивнул.

— Понял. Это место отлично тебе подойдет. Длинные смены. Работаешь как проклятый. Зато счет в банке растет не по дням. Когда вернусь на Землю, я еще долго смогу жить в свое удовольствие.

— Рада за тебя, — сказала Мария и отвернулась.

Она взглянула на окна конференц-зала. Все еще запечатаны.

Мария огляделась, посмотрела вперед по коридору. Это место похоже на обычный подземный штаб где-нибудь на земле. Освещение, коридоры. В них определенно нет ничего “марсианского”.

 

Кэллихер отошел от экрана. Он слышал, как Суонн глубоко вдохнул.

— Да, знаю. Зрелище не из приятных. Чем бы ни было это существо, что бы с ним не произошло во время эксперимента, это противоречит обещаниям о рабочей технологии телепортации.

— Иэн, доктор Бетругер знает об этом, он…

— Да, да, разумеется он знает. И конечно же у него есть догадки. Но если верить моему источнику в его команде, догадки — это все, что у него есть. Мутные идеи об искажениях на молекулярном уровне, о генетической рекомбинации. Звучит впечатляюще, но на деле это значит, что у него нет реальных зацепок.

— И у них есть обязательства, сэр.

Кэллихер закатил глаза в ответ на реплику Суонна.

— Бога ради, ты думаешь, я не в курсе? Разумеется у них есть обязательства. Я построил Марс Сити не для того, чтобы Бетругер строгал тут своих генетических монстров, или что они там такое. Но он не дурак. Он знает, к чему все идет. И он захочет разобраться с этой проблемой.

Кэллихер взглянул на Суонна и Кэмпбелла. Судя по выражениям их лиц, юрист и начальник охраны забеспокоились, что он может выдать Хэйдену то, о чем пока не знал никто на Марсе.

Они правда думают, что я настолько тупой?

— Мы с Бетругером хотим одного и того же. Но за его работой нужно следить, генерал. Пристально следить.

— И я слежу, Иэн. Я…

— Разумеется. Просто помните, что кое-кто из лаборатории продолжит присылать отчеты лично мне. И с ними двумя, — он кивнул в сторону Суонна и Кэмпбелла, — мы тоже будем регулярно встречаться. Ожидаю от вас полного сотрудничества. В дополнение к результатам из Дельты я хочу отчеты о стройке в целом. Где мы опережаем расписание, где отстаем от него. Ах да, и третья площадка. У меня к ней огромный личный интерес… по очевидным причинам.

— Вы непременно все это получите.

— И помните, что Суонн и Кэмпбелл должны получать отчеты когда захотят. Абсолютная свобода. Полный доступ. Тогда, возможно, я останусь вести дела на Земле…

Настолько долго, насколько я вообще планирую задержаться на Земле.

— Принято, — глухо ответил Хэйден. Он не из тех людей, которые привыкли выполнять приказы. Кэллихер догадывался, что парочка его подчиненных получит знатный нагоняй, как только он покинет зал. Просто для того, чтобы восстановить баланс во Вселенной.

— Отлично. На данный момент у меня все. За Марс Сити. За будущее.

Мужчины поднялись с кресел. Кэллихер нажал кнопку, и окна конференц-зала снова стали прозрачными. За ними продолжала кипеть бурная деятельность, заставляющая на время забыть о тех ужасах, свидетелями которых они только что стали.



<<< 10Содержание12 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *