Главная страница / Творчество / Перевод Doom: Worlds on Fire / 18

18

ИОННЫЙ КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ ДАРКСТАР, ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ХАБ ОАК.
ДЕНВЕР, КОЛОРАДО.

 

– Значит так, морпехи. Садитесь на свободные места и пристегнитесь. Для тех, кто летит на ионном корабле впервые, предупреждаю: будет херово.

Кейн огляделся. Полсотни молодых космодесантников протискивались в кабину. Мест внутри вдвое больше, так что рассядутся все без проблем.

Сидения, комфортные настолько, насколько в принципе были способны спроектировать военные, не сильно отличались от тех, что ставят в машины для перевозки десанта. Только здешние сидячие места были оборудованы Т-образными ремнями, которые, как предполагал Кейн, удержат пассажира в кресле, даже если корабль перевернулся вверх тормашками при гравитации в 5g.

Позади, за рядами посадочных мест, Джон разглядел переборку с дверью, которая, как он думал, вела в отсек для груза. В передней части салона разместилась секция для ВИПов.

До Кейна доносилось клацание и звон, с которым тяжелые предметы загружали в утробу корабля.

Вот значит на чем летают на Марс, – подумал Джон. Он занял место в самом хвосте, где, как ему казалось, он будет совершенно один. Однако его план не сработал.

– Тут свободно? – спросил худосочный пацан, указав на место рядом с Кейном.

Джон кивнул.

Новичок-космодесантник убрал свою сумку в отделение над креслами. Стоимость перевозки на ионных кораблях была минимальной, но несмотря на это, морпехам разрешили взять с собой лишь самое необходимое. Там вам выдадут все что нужно. У сержанта, который это сказал, была явно нездоровая ухмылка.

– Меня зовут Тобиас Митчелл Смит, – представился парень.

Кейн посмотрел на него, стараясь невербально новичку понять, что Джон не заинтересован в разговорах.

– Кейн, – ответил он.

– Люди зовут меня Смитти. Всегда звали.

Пацан протянул руку.

Господи, – подумал Кейн. – Это будет долгий полет.

– А вы когда-нибудь… летали на таких кораблях?

Кейн помотал головой.

Может, просто попросить его заткнуться нахер…

– И я не летал. Весь в предвкушении. Не могу дождаться, когда…

Салон заполнил мягкий убаюкивающий голос:

– Пять минут до начала процедуры запуска.

– Ух ты, – не унимался Смитти. – Вы знаете… Кейн, так ведь? А фамилия?

Джон снова помотал головой.

– Просто Кейн.

– Я слышал, при взлете чувствуешь себя пулей, выпущенной из ствола. Корабль постоянно кренится, мчится вверх, пока не попадет на орбиту. И эти сидения, они…

Ну все, хватит. Кейн взглянул на парня, надеясь, что Смитти, который, вероятно, еще совсем недавно работал где-нибудь в фермерском поясе[1], а теперь так, черт возьми, восхищен полетом на Марс, поймет наконец, что человек, сидящий рядом с ним, не совсем новичок. Либо так, либо Кейн отыграется на нем по полной.

– Послушай, Смитти. Давай просто откинемся на спинку кресла и будем молча наслаждаться полетом. Идет?

Кейн не сводил глаз с парня. Выражение лица новичка говорило о том, что до него наконец дошло: возможно, доставать своего соседа по креслу – не лучшая идея.

– Да. Точно. Просто наслаждаться полетом.

Джон кивнул.

– Начало процедуры запуска через минуту. Проверка системы. Ремни застегнуты. Салон в безопасности.

Кейн не слышал щелчок, но представлял, что ремни, окутавшие его тело словно паутина, уже не снять. Руки зафиксированы на тонких подлокотниках. Кейн вынужден был признать, что, несмотря ни на что, он с нетерпением ждал полета.

 

Джон почти ничего не знал об ионном двигателе, однако понимал, что движок даже не запустится, пока корабль не выйдет за пределы атмосферы. До тех пор придется лететь на старой доброй ракетной тяге.

– Начата процедура запуска.

Кейн почувствовал, как корабль наклонился назад. В то же время ряды кресел пришли в движение, подстраиваясь под его положение.

– Это будет что-то! – не мог сдержать восторга Смитти.

Корабль повернулся почти перпендикулярно земле, и сидение Кейна зафиксировалось в нужном положении.

– Подготовка ко взлету.

Двигатели, которых от Джон отделяло не больше пятидесяти метров, оглушительно заревели.

– Пять секунд до взлета… четыре… три… два…

Кейн взглянул на парня, который вцепился в подлокотники со всей силой, на которую только были способны его худосочные руки. Кейн решил немного успокоить новичка.

– Можешь ослабить хватку. Гравитация все сделает за…

В этот момент корабль взлетел. Все в салоне задрожало. Кейн моргнул, привыкая к тряске. Скорость росла. Он чувствовал, как нарастающая сила тяжести вжимает в кресло каждый дюйм его тела. Кейн был рад, что пропустил завтрак. Он надеялся, что парень на соседнем сидении поступил так же.

Гравитация стала еще сильнее. От рева двигателей закладывало уши, несмотря на защитные перегородки и акустическую плитку, которой был выложен салон.

Кейн взглянул в крошечный иллюминатор. Поначалу за стеклом не было видно ничего кроме светлых атмосферных паров, обдувающих корабль.

В далеком прошлом, примерно в этот момент некоторые двигатели отстыковывались от корабля и падали на Землю, где, если повезет, их могли использовать еще раз. Что ж, по крайней мере здесь наука шагнула вперед. Современные двигатели были куда эффективнее, компактнее, а горючие смеси выделяли намного больше энергии.

Корабль чуть наклонился вправо, и Кейн на мгновение разглядел за стеклом Арктику. Граница вечной мерзлоты каждый год смещалась все ближе к полюсу. Скоро в Северном Ледовитом Океане можно будет рыбачить круглый год. Пока не станет слишком жарко и для этого.

Затем корабль снова накренился, уже недалеко от границы дальнего космоса. Кейн увидел Южную Америку и черные точки кучных дымчатых облаков над континентом. Пожары по всей территории. Горят тропические леса. В Африке та же проблема. Огонь пожирает леса словно дикий зверь, стирая их с лица Земли, и нет никакого способа его остановить или обернуть эти ужасные процессы вспять.

– Это… так здорово, – выдохнул Смитти. Хорошо наверно, просто наслаждаться процессом. Кейн же хотел, чтобы его тело перестало наконец весить чертову тонну.

Затем он услышал женский голос:

– Выход на земную орбиту через минуту.

Еще один быстрый взгляд в иллюминатор. За окном стало ясно, и Кейн увидел яркий багрянец неба. Корабль выходил из атмосферы. Всего пара секунд, и они окажутся в вакууме космического пространства.

А затем:

– Орбита достигнута.

Как планер, достигнувший верхней точки полета, корабль постепенно наклонялся. Теперь это не так ощущалось телом. Щелчок: механизм, контролирующий положение сидений, перестроил их в более горизонтальное положение.

– Эй! – окликнул Кейна новичок. – Чувак, ты только взгляни на это!

Джон снова посмотрел в иллюминатор. Темное небо, усеянное звездами. От их количества кружилась голова.

– Дух захватывает, правда?

Кейн вынужден был признать: зрелище действительно впечатляющее.

А теперь вторая часть путешествия.

– Переключение на ионные двигатели через пять… четыре… три… два…

 

Мощные компактные двигатели, которые доставили корабль на орбиту, отстыковались от корпуса. На автопилоте они вернутся обратно на взлетную площадку. Кабину заполнил низкий, почти убаюкивающий гул, и записанный голос произнес:

– Один. Ионные двигатели запущены.

Лицо новичка было прижато к иллюминатору, и Кейн ничего не видел.

– Что там? – он тронул морпеха за плечо. – Дай посмотреть.

Прекрасная космическая ночь, густое темное небо с миллионами звезд – все исчезло. То, что предстало взору Кейна, он не видел никогда прежде и не мог описать словами. Почему, удивился Джон, никто никогда не фотографировал вот это? Может, потому что камеры были запрещены на борту. Как утверждалось, в целях безопасности.

Вместо привычных звезд за окном было нечто, похожее на сеть извивающихся световых дорожек всех цветов, которые медленно изгибались, крутились. Словно корабль сжали до микроскопических размеров и поместили в одну из тех сложных молекул из курса химии.

– Где мы? – спросил Смитти.

Кейн и сам толком не знал. Но теперь он понимал, почему в салоне было запрещено фотографировать. Чем бы ни были эти световые дорожки, они наверняка могли рассказать кое-что о принципах работы ионного двигателя ОАК. Вид, который наблюдал Кейн, был самым странным и самым красивым из того, что он видел за всю жизнь.

– Мы в космосе, малец. Просто... прими это.

Новичок кивнул. Кейн откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

– Прибытие в пункт назначения через… пятьдесят один час, двадцать три минуты и восемнадцать секунд.

Полет, который раньше длился бы полгода, сейчас занимает два дня. Через сорок восемь часов Марс уже будет виден из иллюминатора.

Планета военных. Вторая Земля, если верить пропаганде ОАК и США. Новый дом.

Это мы еще посмотрим, – подумал Кейн. С этой мыслью он провалился в глубокий блаженный сон.


1 Часть штатов на северо-востоке США, в которых процветает фермерское хозяйство.

Комментарии

Тут пока нет комментариев. Будьте первым!

Оставить комментарий