А знаете ли Вы?
В человеческом теле хватит тела жира на 7 кусков мыла.
Случайный скриншот   Другой   Закрыть
Mad Max

<<< 6Содержание8 >>>


7


МАРС СИТИ

 

Джек Кэмпбелл захлопнул дверь в главный зал для переговоров, пока Иэн Кэллихер занимал место за лакированным столом из красного дерева. Суонн будто не мог определиться, какое из десятка пустующих мест выбрать.

— Бога ради, Суонн, сядь уже куда-нибудь. Ты меня нервируешь.

Эллиот сел.

— Закрыть окна, мистер Кэллихер? — поинтересовался Кэмпбелл.

Иэн взглянул на людей по ту сторону, снующих туда-сюда и бросающих взгляды в конференц-зал.

— Не сейчас. Подождем Хэйдена. А пока пусть люди видят, на кого работают.

Секунду спустя он повернулся к Суонну.

— Ладно, пока Хэйден не объявился, давайте обсудим план на следующий год.

Юрист достал свой КПК. Кэллихер раздраженно закатил глаза.

— Да не надо ничего записывать, Эллиот. Просто слушай и все. Если что забудешь, Кэмпбелл тебе напомнит.

— Мистер Кэллихер, — ответил Суонн, — вы уверены, что совещание нельзя отложить до прибытия на Землю?

Он оглядел конференц-зал.

— Кто знает, что они могли тут запрятать.

Кэмпбелл отошел от двери.

— Мои ребята все проверили. Зал безопасен, как и уверял Хэйден.

Он кивнул Кэллихеру:

— Можете говорить без опаски.

— Отлично. Вот что меня действительно беспокоит: я думаю, что Бетругер что-то скрывает.

— Но зачем ему… — начал Суонн.

Кэллихер расхохотался.

— Эллиот, ты слишком доверчив для первоклассного юриста. Я знаю Бетругера. Даже когда он работал над ионным двигателем, я верил лишь половине того, что он говорит.

— Но все оказалось именно так, как он предсказывал.

— Не совсем. Все его обещания, что двигатель может быть модифицирован для коротких перелетов, можно выбросить в окно. Но — и это очень большое "но" — он действительно сделал что-то, что сильно повлияло на межпланетные путешествия.

Кэллихер бросил взгляд на двух морпехов, стоявших снаружи. Дверь зала открылась, и на пороге показался генерал Хэйден.

— Прошу прощения… хотел убедиться, что мы должным образом все для вас подготовили.

— Отлично. Кэмпбелл, теперь можно закрыть окна, и давайте начнем.

Начальник охраны нажал кнопку на стоящем рядом терминале, и стекла в кабинете немедленно стали непрозрачными.

 

— Так вот они где…

Рядовая Мария Моретц наблюдала, как прозрачные окна в конференц-зале окрасились в белый цвет, скрывая все, что было за ними.

— Какое-то секретное совещание, — заметил Родригез, другой морпех.

— Ага, — кивнула Моретц. — Полагаю, что так.

Родригез ничем не отличался от других пустоголовых солдат, готовых ржать над чем угодно.

Ну замечательно, — думала Моретц. — Меня поставили с этим идиотом в первую же неделю, просто потому что я кубинка. Потому что в моей фамилии слишком много гласных. Некоторые вещи никогда не меняются.

— Значит просто стоим тут, — ответила она. — На страже?

— Думаю, да. Охраняя что… и от чего? Понятия не имею. Но все лучше, чем патрулировать снаружи. Подожди немного, сама увидишь. Там жутко, особенно ночью. Постоянно что-то мерещится.

— Не сомневаюсь.

Работники бегали мимо них туда-сюда. Похоже, генерал приказал всем отделам вести себя так, словно здесь кипит работа.

Моретц размышляла о своем решении. Она ведь могла остаться морпехом на Земле, устроиться на административную работу, пойти работать аналитиком или на любую другую должность в офисе. Впрочем, тамошние занятия не были похожи на работу морпеха. Здесь, по крайней мере, обстановка отличалась от всего, что она видела раньше, даже если единственным ее занятием было стоять с плазменной винтовкой на плече и охранять конференц-зал.

Родригез наклонился к ней.

— Мы могли бы зависнуть в комнате отдыха после смены. Ну, знаешь, чисто…

Моретц сердито зыркнула на него.

Нет. Не уверена. Мне кучу всего нужно прочесть. Я должна выучить планировку всего Марс Сити за две недели.

Родригез расхохотался.

— Да им не меньше года потребуется, чтобы просто его достроить. Но как хочешь. Мое дело предложить.

— Спасибо, — ответила Моретц. Прозвучало как “нет, спасибо”.

— Хотела бы я послушать, о чем они там говорят.

Родригез снова улыбнулся своей странной улыбкой.

— Тут происходит много всего, о чем они не хотят, чтобы мы знали.

Он улыбнулся шире.

— Можем поговорить об этом как-нибудь. Но похоже, тебе не интересно.

Моретц кивнула. В конце концов, может это и неплохо, даже если рассказывать будет идиот Родригез. Что-то подсказывало ей, что чем больше она знает о Марси Сити, тем лучше.

 

— МакДональд, иди сюда.

Ученый поднял голову, уже привыкший к резким приказам Бетругера, обращавшимся с ним как с каким-то ассистентом.

Там, на Земле, в тихой и спокойной части Калифорнии, неподалеку от Сьерра-Невада жила его семья. Они говорили с МакДональдом каждый день. Его жена рассказывала про детей. Сын Патрик, ему почти пять, уже играет в футбол. У дочки Саманты скоро день рождения. Будет вечеринка, огромный торт, шары и… и…

Ради чего я все это пропускаю?

МакДональд думал, что знает ответ. Ради возможности поработать с великим Малькольмом Бетругером и его первоклассной командой над этой… технологией… которая может изменить весь мир. На тот момент он даже мысли об отказе не допускал.

На тот момент…

Даже жена настояла на этой работе. Карьера МакДональда в Калтехе, МТИ, политехе Ренсселера — все вело к этому. От первых прорывов в прошлом веке, когда отдельные электроны смогли отправлять через пространство, до точной реконструкции атомов, перемещенных из одного места в другое.

Мгновенно.

Иначе как потрясающим такое не назовешь. Очень близко к невозможному.

И у Бетругера, создателя ионного двигателя, было все необходимое, чтобы воплотить эту мечту. Ходили слухи о других невероятных открытиях. В конце концов, МакДональд понимал, что любая работа, которую он мог выполнять здесь в одиночку, была бы бессмысленной, если бы он не был частью команды Бетругера.

Но что это значило? Быть послушным слугой под руководством Великого. Выполнять приказы. Следовать командам. Совсем не так, как это представлял МакДональд.

Он пытался убедить жену Энн перебраться на Марс Сити, но она хотела нормальной жизни себе и детям. Хотела видеть под ногами траву, а не красноватую грязь. Дышать свежим горным воздухом, а не содержимым кислородных баллонов. Наблюдать, как летними ночами закатное солнце красит небо в ярко-оранжевый цвет, прежде чем скрыться за горизонтом, после чего бледно-синие цвета перейдут в оттенки индиго, который не передать словами.

— Нет, — сказала она не терпящим возражений тоном. — А вот ты просто обязан согласиться. Это все, о чем ты мечтал. Занимайся своими невероятными исследованиями и возвращайся когда сможешь. Мы все равно сможем видеться каждый день, говорить с тобой.

МакДональд знал, что она будет жутко скучать. И ее настойчивость говорила о том, как она любит своего мужа.

Теперь, работая на Марсе, он сомневался, стоило ли оно того. Сказать, что его отношения с Бетругером испортились — не сказать ничего.

Доктор стоял возле одной из полноразмерных камер. Ее только что вытащили, просто чтобы она стояла здесь. Будет демонстрация для командования.

— Да, Малькольм?

Нужно звать его Бетругером. Проявить к нему то же неуважение, что он демонстрирует ко мне.

— Думаю, мы должны перевести эти капсулы в рабочий режим так быстро, как только можем.

Бетругер дотронулся до гладкой поверхности капсулы. Полтора дюйма чистых полимеров. Внутри можно хоть бомбу взорвать, оболочка все выдержит.

— Считаете, это хорошая идея?

Бетругер повернулся к нему.

— Я спрашиваю твое мнение. Ты контролировал процесс их подготовки. В смысле, они же построены по чертежам, над которыми ты месяцами работал, разве нет?

МакДональд собрал волю в кулак, чтобы не ответить в том же тоне.

— Да, все верно. И я планировал включить их через два-три месяца, не раньше. У нас еще полно работы с маленькими камерами, и до сих пор нет ни одной теории, которая бы объясняла…

Бетругер потряс головой.

— Объяснение? Этого ты хочешь? Ответов? Мы тут работаем с вещами, чью природу объяснить непросто, если не сказать невозможно. А ты хочешь замедлить этот процесс ради каких-то там теорий?

МакДональд подождал пару секунд. Не попадаться на крючок. Этот урок он усвоил по прибытии на Марс. МакДональд наблюдал, как другие ученые ввязывались в спор с Бетругером, после чего он растирал их в порошок. Некоторые потом уходили сами, других увольняли насильно. На их места приходили новые — преданные, не задающие вопросов, они формировали защитное кольцо вокруг Бетругера.

И сейчас…

МакДональд наконец понял истинную причину, по которой он остался здесь и продолжал работать. Кто-то должен наблюдать, контролировать. Не просто отправлять отчеты Кэллихеру.

Если бы у МакДональда было достаточно доказательств, он мог бы пойти к…

Да, к кому? Ну, это можно и потом решить. Явно не к однму лишь Кэллихеру. Решение МакДональда остаться было важным, и не только в масштабах проекта по телепортации.

— Малькольм, просто хочу сказать… мы не готовы переводить их в рабочий режим. Я бы не рекомендовал ими пользоваться.

Бетругер кивнул.

— Тогда что бы ты рекомендовал?

МакДональд инстинктивно бросил взгляд на огромный запертый склад, фактически мини-лабораторию в самом сердце Дельты. Она не входила в программу экскурсии. Это хорошо.

— Думаю, нужно больше экспериментов со статичными и движущимися объектами в малых камерах. Нужно время для анализа изменений, отклонений…

Бетругер потряс головой как строгий родитель, которого не устроила отговорка. МакДональд знал, что директор ожидал больших результатов.

— И после этого мы можем начать основные эксперименты в полноразмерных камерах, уже зная, куда смотреть, анализируя все несоответствия. Это вопрос всего нескольких месяцев.

Бетругер кивнул, плотно сжав губы. Он собирался что-то сказать. Возможно, что МакДональду стоит собирать вещи и уматывать на Землю следующим же рейсом. Но затем ведущий ученый глубоко вздохнул.

— Хорошо. В этот раз будем придерживаться расписания. Но я хочу провести пару тестов сегодня вечером, после того, как наши гости уйдут. Предупреди команду. Стандартные меры безопасности. Убедись, что Хэйден в курсе.

Вот еще одна из задач МакДональда: транслировать волю Бетругера команде ученых.

Не в первый раз, — подумал МакДональд. — Больше похоже на военную операцию, чем на исследовательский проект. Приказы, цепь командования, сумасшедшая гонка к финишной черте, подогреваемая страхами или кто его знает, чем еще.

— Нет проблем.

— Отлично. И да, МакДональд… сегодня ночью мы попробуем повторить эксперимент, проведенный в прошлый четверг. Понятно?

Прошлый четверг. Памятная ночь, подумал МакДональд. Она еще долго будет ему в кошмарах сниться.

— Да. Я все подготовлю.



<<< 6Содержание8 >>>




Комментарии


Комментариев нет.


Отправить комментарий
Имя: *
Email:  
Комментарий: *